Украинский рэп VS Русский рэп. Часть 2 «Что делать?»

Примечание: мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Русский рэп в Украине по популярности значительно опережает украинский. Почему исполнителей из России слушают больше, мы разбирались в первой части статьи

Здесь же обсудим, можно ли изменить ситуацию в лучшую сторону и что для этого нужно. 



Создать андеграунд-сцену

В Украине нет андеграунда. Точнее, он присутствует, но точечно. 

Давайте только прежде, чем в меня полетят овощи и проклятия в стиле «Ты че, о***л? Петя Кислый с Борщаги делает реальный андер!», я объясню: андеграунд — это не падик-рэп. Это у нас почему-то ошибочно называют андером песни про мусоров и бошки. 

Настоящий андер — это крутой артист, как правило, технически подкованный (не только как МС, но и как саундпродюсер, дизайнер, художник), делающий не прилизанную, но КАЧЕСТВЕННУЮ музыку в своё удовольствие. 

На западе андер — это не любители без денег, а профессионалы, которые не хотят опускаться до попсы. Им и так хватает заработка. 

MF Doom — это андер. Если хотите пример из России, ранний Луперкаль — это андер.Или вот D.O.B. были андером, что не мешало Лигалайзу параллельно зарабатывать деньги под крылом Валова (это кстати тот случай, когда мейнстрим в итоге забрал у подземелья яркого артиста). 



Андеграунд во всем мире — это музыка для среднего класса. Для людей, у которых есть средства на удовлетворение первичных потребностей, и соответственно есть время на поиск локальных героев вне мейнстрима.

В Украине со средним классом проблемы, а значит большинству не до поиска новой интересной музыки. Нам не до эстетики — мы пытаемся заработать себе на хлеб, соответственно в редкие часы досуга в наши колонки залетает то, что лежит на поверхности.

Исправить это можно только силами энтузиастов — андер-артисты должны доносить до людей свое творчество не только с помощью соцсетей (плакатами, граффити, «цыганским радио», чем угодно). 

Это сцена, где очень важна консолидированность. Артисты из андеграунда объединяются в лейблы (да, андер — это лейблы. Не верите — вбейте в поиск «Ninja Tune» или «Stones Throw»).

Они создают тусовки, а не сидят дома и думают о том, как они круты и как несправедлив мир. Потому что андер — это не ждать, а делать. Пусть без денег, пусть на улице, но делать. 



Организовывать локальные туры 

Говорят, что в Украине некуда ездить с гастролями. Правда? В Польше (она меньше) есть, а у нас нет? 

Когда я брал интервью у Monstr’а из PVNCH для документального фильма «Rap.ua Awards», тот рассказал о Польше много интересного. 

Группа PVNCH тогда только вернулась с огромного фестиваля, где хорошенечко раздала. А ещё ребята увидели, как там устроен рынок. 

Первое, что удивляет в рассказе ребят, это то, что польские рэп-артисты систематически гастролируют и у них может быть около 40 (!) концертов в сезон. 

Это не значит, что везде солдауты и все локальные рэперы там миллиардеры, но они выступают! 



Да, гастролями у нас не заработаешь, но ничего не мешает артисту посетить несколько городов своей области. 

Пусть на тебя придёт 30 человек, но если ты интересен, то они будут тебя слушать, репостить твои релизы, расскажут о тебе друзьям и на следующем концерте зрителей будет уже 60. 

Это игра вдолгую, но она работает. Проблема в том, что большинство артистов боятся зашкварится фотографиями с полупустым залом и ждут когда к ним придет условный Ваня Клименко, даст много бабок и проплатит тур. 

Ребята, я узнавал — условный Ваня Клименко не придёт. Но организовать тур по своему региону самостоятельно — это вполне реальная задача. По-другому люди могут о вас не узнать. 



Объединиться 

Не на словах, а на деле. Когда мне рассказывают, что наша рэп-тусовка едина, я со стыдом отвожу взгляд. 

Давайте по-честному, большинство рэперов уверены в своей уникальности и считают себя круче коллег. В основном вся поддержка (фиты, репосты, упоминания) основана на взаимовыгодных условиях. Есть маленькие группы по интересам, но не более. 

Очень часто на кухне рэпер сидит и открыто х***осит коллегу по цеху, но при встрече жмёт ему руку и хвалит. 

А как же акция #rapinpeaceua, сплотившая всю страну?



Вас не было в общем чате ее участников, где раз в пару дней нёсся очередной срач, а между строк в сообщениях ряда артистов читались зависть, злость и невозможность найти компромисс по оргвопросам.

Сор из избы выносить не хочу, просто говорю о том, что у нас в тусовке не все гладко — на публику демонстрировать коннект мы научились, но его толком нет. 

Наши рэперы смотрят на соперничество в Штатах и России и пытаются его повторить. Только там конкуренция оправдана — им, как минимум, есть что делить. 

А вы что делите? Давайте, может, сначала что-то создадим? Вместе. А потом можно и поконкурировать. 



Прекратить косплеить 

Вот я смотрю как украинский артист читает дрилл. Смотрю и смеюсь. Потому что это убого. Потому что он сейчас не в Чикаго и не в лондонском гетто. Он в Киеве (Запорожье, Днепре, Одессе — не важно) на съемной квартире и физически не может передать ту энергию, которую транслирует Pop Smoke. 

А затем смотрю, как украинский артист делает мамбл-рэп, который он увидел у российского артиста, который увидел это у американского. Зачем мне это слушать? Зачем мне идти на его концерт? Я лучше послушаю оригинал. 

Назовёте хоть одного мамбл-рэпера, который сработал у нас? А знаете, почему? Потому что чтобы промить такую музыку, нужно много денег. У нас их нет. Что получается — ты косплеишь стиль, но не косплеишь все остальное (алгоритмы продвижения, работу над образом). Зачем? 

У нас сейчас нет своего аутентичного рэпа. Речь не про звук, а про какой-то культурный код. Алёна — это пока не украинский рэп. 

К чему-то своему приближаются Паліндром, Паш, Аппекс, Ядерна Могила и ещё с пяток исполнителей, но это пока не то. Уверен, нас ждёт изобретение своего локального стилька, но, видимо, на это нужно время. 

А ещё — вера в себя.



Верить в себя 

Тут коротко. Украинский рэп не всегда хуже русского. Однако, на концерт Фэйса мы идём охотнее, чем на концерт Главы 94. 

«Тому що імпортне» — вот на решение этого вопроса время не нужно, это в пору решить сейчас. 

Возвращаюсь к словам Monstr’a (PVNCH), который говорит, что наш рэп отстаёт от польского лет на 30. Причин много, но основная состоит в том, что поляки топят за своих. Там может не собрать зал приезжая звезда, но на следующий день его вполне соберёт локальный рэп-артист. 



Работать по-настоящему

«Распи***й» Моргенштерн сначала несколько лет стабильно выдавал контент как блогер, наращивал аудиторию, после налаживал коннект с необходимыми людьми, а после стал тем, кого ты сейчас хейтишь (а твои гневные комментарии приносят ему охват и деньги). 

Не нравится этот пример — возьми Мирона. Чувак просидел в андере 10 лет и забирал свой кусок на баттлах и форумах. Versus и “Горгород” были позже, а успех этих кейсов подкреплён кучей инфоповодов, созданных лично Мироном — он к тому времени оброс множеством фактов — плохих, хороших — не важно, но о нем было что рассказать. 



У нас большинство рэперов (повторюсь, не все, но большинство) — это «чувак из Львова, который классно наваливает на бит». Но чтобы чего-то добиться этого недостаточно. Мне это тоже не нравится, но наш странный мир сегодня играет по таким правилам. 

У Deltaa, скурившего косяк в мэрии, больше шансов донести рэп до широкой аудитории, чем у «техничного Пети Кислого» из пятого падика. 

Эпатаж — не единственный приём привлечения внимания, есть политические, социальные акции, просветительская деятельность, волонтерство, акционизм — все что угодно. 

Я знаю многих артистов, которые за последний год записали пять треков, а дропнули два, но сетуют на то, что рэп у нас не заходит. Он и не зайдёт при такой выработке. 



Принять реальность

В России можно выпустить один бенгер и поехать в тур. Огромные бренды обеспечивают артиста и всю его семью одеждой на весь год. Букмекерские конторы, банки и онлайн-сервисы платят миллионы за интеграции в клипы. 

Это в России. У нас такого на будет в ближайшие 5 лет. Хочешь так — эмигрируй. Топишь за наш рэп — не завидуй, а отталкивайся от реальности. 

Нужно работать с тем, что есть. 

Последний год показал, что новые крутые артисты появляются и культура двигается. Резкого прорыва не будет, но будет крепкая, локальная СВОЯ сцена. Это долгая дорога и к ней нужно быть готовым.