Украинский рэп VS русский рэп. Часть 1 «Кто виноват?»

Примечание: мнение редактора может не совпадать с мнением портала. 

Сегодня рэп — самая популярная музыка в мире. Кроме Украины. Точнее рэп у нас слушают, но не украинский. 

Почему я сейчас сравниваю украинский рэп именно с русским, а не английским, немецким или американским? Потому что у нас намного больше обсуждают Тимати, Гуфа и Моргенштерна, а не Stormzy, Lil Baby и Kollegah. 

Последняя капля — это трек Тимати, Джигана и Крида, который не только попал в официальный плейлист Spotify «Хиты Украины», так еще и был помещен на обложку этого самого плейлиста. 

Почему эта статья выходит на русском? Потому что она, в том числе, для тех, кто потребляет контент на этом языке.

По той же причине название двухчастной статьи состоит из двух исконно русских вопросов — «Кто виноват?» (в этой части разбираемся почему все происходит именно так) и «Что делать?» (в ней рассмотрим оптимистичные для укррэпа сценарии). 

Если проблема есть, о ней нужно говорить. 

Рэп из России у нас популярнее рэпа из Украины. Можно ли это исправить? Думаю, можно. Но сначала давайте разберёмся почему украинская сторона проигрывает. 



Повлиял ли русский рэп на украинский?

Повлиял и продолжает влиять. 

Да, в 90-х у нас были ВУЗВ, Убитые Рэпом, ТНМК и масса других групп. Но давайте честно, украинцы намного больше слушали Bad Balance, Мальчишник (или отпочковавшегося Дельфина), а позже — Касту, ЮГ и Centr. 

Одна из надежд укррэпа — Довгий Пес в недавнем интервью рассказывал, что слушал Децла, а Алена на заре популярности с радостью благодарила за респекты рэперов из России. 

Если взять так называемых фрешменов, они и сейчас частенько смотрят и косплеят российских коллег. Тяжело устоять, когда читаешь о заработках и цифрах стримов Биг Бейби Тейпа.

Другое дело, что в наших широтах такой рэп не зарабатывает, но это фрешмены — они зеленые, они все потом сами поймут. 

Баттл-рэп, который продержался у нас несколько лет, тоже возник не под влиянием KOTD и Don’t Flop, а стал производной от Slovo и Versus.

Не будь русского рэпа — непонятно, имели бы мы всех наших рэп-звёзд сейчас в том виде, в каком имеем. Давайте это признаем, даже если это неприятно и будем двигаться дальше. 



Поддержка СМИ

В России рэп стал популярным, когда его перестали считать неформатным и начали освещать на телевидении (не знаю кто из музыкальных редакторов первым подал пример и повлиял, но он молодец). В конце 2000-х на тамошних музыкальных каналах крутили десятки рэп-клипов, часто не самого лучшего качества.

Позже весь хайп перекинулся на интернет и рэперов начали приглашать в качестве экспертов на различные ток-шоу, их обсуждали в новостях и цитировали, понимая, что кроссовер рэпа и телевидения принесёт дополнительную аудиторию обеим сторонам. 

У нас же рэп — это до сих пор неформат (интересно, такой термин где-то кроме Украины ещё есть?). Да и нормальных музыкальных каналов у нас нет. При всём уважении к М1 (если честно, у меня его нет), там свой микромир, который, в принципе устраивает руководство, о чем лично заявлял в интервью их гендиректор. 

Сергей Перцев об устройстве канала М1



Они придумали собственный формат, которому соответствует ряд артистов. Позже эти артисты бесплатно выступают на мероприятиях канала, получая по бартеру ротацию и премии. Рэпа в этом микромире нет, компетентного человека, который бы интересовался жанром, соответственно, тоже. 

Бывает, что залетный рэпер попадёт в эфир, но это скорее исключение (в тусовке до сих пор помнят забавнейшее появление Булика на шоу “Гуттен Морген” в 2010-м). 



Рэперов могли бы приглашать и другие каналы (немузыкальные), но они этого не делают. Alyona Alyona не в счёт — артистка, хоть и находится одной ногой в рэпе, второй уже глубоко вступила в массовый шоу-бизнес, откуда, надеюсь, вынырнет с помощью второго сольника. 

Продюсеры не знают, что теряют — представьте Гоню в каком-нибудь кулинарном шоу, или PVNCH в эфире у Шустера. 



Поддержка государства

Кроме телевидения, рэп как основную музыку молодёжи могло бы поддерживать государство.

Первый шаг был сделан, когда Алина Паш выступила на праздновании Дня независимости в 2019-м. Затем омбудсмен по вопросам языка заявила, что нам нужен качественный украинский рэп. А затем… все. 



Следующий День Независимости подарил нам довольно кринжовое попурри, где из всех песен для рэпа нашлось буквально 20 секунд (за жанр отдувался трек ТНМК). 

Гранты выдаются тоже не очень. Точнее они выдаются, но не на развитие самой субкультуры, а на обсуждение различных социальных тем, где рэп используется только ради формы. 

Не могу не упомянуть недавний «поэтический баттл», где фрешмены миксовали свои тексты с текстами украинских классиков. В результате пострадали и те, и другие. Смотреть было стыдно.



Украинцы пишут рэп на русском 

Исторически сложилось так, что русский язык в Украине понимают, на нем говорят и ещё долго будут говорить. Украина очень молодая страна — чтобы полностью избавиться от влияния совка 30 лет мало (плюс не вся страна, включая власть, в этом заинтересована).

Многие рэперы выросли в русскоязычной среде. Для них это не «собача мова», не «мова Путіна» и не «мова пропаганди». Для них это — язык Бродского, Набокова, Довлатова, Гребенщикова и Высоцкого — людей, которые на них влияли и воспитывали их вкус. Соответственно и пишут они на русском. 

Стоит ли осуждать их за это? Нет. 

Как можно запретить художнику делать то, что он хочет? Это уже попытались сделать на радио, вводя квоты. Помогло? Лично я перестал слушать радио, где теперь куча очень плохой музыки (зато она на украинском). 

Проблема того, что не все поголовно хотят делать музыку на государственном языке — это проблема не музыкантов, а государства. 

Плюс тут важна и материальная сторона. Что делается для популяризации языка? 

Как артисту собрать миллион просмотров, если у нас нет стольких людей, интересующихся украиноязычной музыкой? Как заработать стримингом, если тебя не слушают за пределами родной страны?

У нас даже представительств мировых стриминг-сервисов нет. 

Государственный язык у нас один и так должно быть. Но запретить условному Ярмаку выкладывать в интернет песни на русском? Кто я такой и чем я больше украинец, чем он? 



Стоит также отметить, что каждый гневный комментарий «чому не українською» под постом артиста не мешает ему, а помогает, повышая охват этого поста, поэтому этот всратый буллинг — очень медвежья (панч про медведя с двойным смыслом) услуга для «солов‘їної» — лучше бы комментаторы матюкали министерство культуры и канал М1.

В целом же, рэп (как и человек) бывает двух видов — хороший и плохой. Лично для меня язык тут ни при чем. Все остальное — вопрос терминологии. Я когда слушаю Скепту — не говорю «я слушаю английский рэп», когда слушаю Кендрика — у меня не возникает желания присобачить к его рэпа приставку «американский». 

Дело в другом, действительно качественного и интересного рэпа на украинском не так много. Почему и как это изменить — обсудим во второй части статьи. 



Россия богаче Украины

Да, Россия в несколько раз больше и богаче. Я не собираюсь сейчас разбираться почему — сегодня это так и музыканты на это точно повлиять не могут.

Любая музыка — это бизнес. Моргенштерн набирает миллионы прослушиваний и просмотров не потому, что он делает самый лучший в мире рэп, а потому что он:

а) читает на языке, который понимают в 140-миллионной России, а ещё в Казахстане, Беларуси, Украине, Прибалтике, Грузии и ещё десятке стран бывшего СССР; 

б) у Моргенштерна есть деньги на дорогой клип и масштабное промо, а у наших артистов нет. В Украине сегодня нет продюсера, способного вложит в артиста хотя бы 200-300 тысяч долларов (по современным меркам это немного), в России такие продюсеры есть;

в) он гений промо, но это к предмету сегодняшнего разговора не относится. 





Нужно ли нам соперничать с русским рэпом?

Категорически нет! И приставка «VS» в заголовке — не более, чем ирония. Русский рэп — не элемент пропаганды. Нам его поставляет не Кремль, а сами артисты, заинтересованные в расширении своей географии. 

Да, у них больше возможностей и ресурсов, но и мы тоже где-то недорабатываем. 

У нас не сработает схема Моргенштерна, не будет своего Версуса и своего Тимати. 

Зато вполне может быть что-то своё. Что именно — читай во второй части. 




Текст: Михаил Правильный