Почему без альбома Outkast «Stankonia» не было бы современного рэпа?

В конце прошлого года группа Outkast отмечала двадцатилетие своего знакового альбома «Stankonia», а сегодня один из участников дуэта (Big Boi) празднует день рождения.

Big Boi первалило за 45, André 3000 идет 46-й и именно эти старички сделали огромный вклад в тот рэп, который мы слушаем сегодня.

Мы не будем пересказывать биографию группы, или рецензировать ее альбомы (для этого нужно написать очень большой материал, который вы не прочитаете, потому что он очень большой). Поэтому коротко рассказываем о течениях и отголосках пластинки «Stankonia», которые слышно и в современной рэп-музыке.



Outkast игрались с электроникой и разными темпами

Рэп начала нулевых – это гангстерский шик умноженный на прилизанные биты и тренд на блинг-блинг (понятие, подразумевающее тексты об украшениях, дорогих автомобилях и прочих атрибутах «лакшери» жизни). Конечно же, это было и у Ауткастов, но что самое главное – они не шли на поводу у тенденций, а просто их проигнорировали.

Еще до того, как Фрэнк Оушен делал свою презентацию в берлинской техно-твердыне «Berghain», Андре Бенджамин и Биг Бои позволяли себе вставлять элементы электроники в рэп. А ведь от их нового релиза все ждали каноничного и классического звука (которого было предостаточно на предыдущих работах дуэта).

Однако парни были настолько в себе уверены, что сделали первым синглом трек «B.O.B.» – песню в принципе не похожую на хип-хоп. Краткой выжимкой всех отзывов можно считать рецензию на трек журнала «Rolling Stones»: «Безумный трек «B.O.B – это взрыв на рубеже столетий, который произошел благодаря аптемпо-биту, электро-брейксам и госпел-хору».



Outkast не боялись быть фриками

Только спустя 15 лет быть фриком в хип-хопе станет суперактуальным трендом. Янг Таг позволит себе одеть женское платье, когда уже и общество будет полиберальней и сам хип-хоп значительно изменится.

А вот в 2000-м выглядеть на обложке одного из самых ожидаемых рэп-альбомов так, как выглядел Андре Бенджамин было настоящим вызовом. Кожаные штаны, шелковый платок и голый торс. А все эти безумные наряды в клипах? Там и слушки о нетрадиционной ориентации начались (в то время это, кстати, вполне могло разрушить карьеру), но Андре был не из пугливых.

Стоит добавить, что это сделал артист из Атланты, города, где потом появится трэп и в котором криминальные традиции были весьма сильными. Как бы там ни было, Андре изменил и Атланту и рэп раз и навсегда. Янг Таг, кстати, тоже из Атланты, а платье Andre 3000 надевал и до него.



Outkast читали на запретные темы

Когда в 2010-х Лил Уэйн будет читать о менструальных выделениях и приравнивать себя к куску кала (не в переносном значении) – это вызовет фурор. Но до него такие спорные словесные обороты уже использовали. Угадайте кто? Правильно, снова Андре.

Если на прошлых альбомах он приравнивал удовольствие фанаток от своих куплетов к оральной стимуляцией клитора, то на «Stankonia» словесные обороты точно не стали мягче. Спид и рак в тексте первого сингла, молодая еврейка Аннета Франк (которая пряталась на чердаке от нацистов) для остроумного обозначения пик-апа, а его напарник Big Boi откровенно орал с лесбиянок и их игр языками.

Если коротко: такой альбом сейчас бы просто запретили. Поэтому продолжайте говорить о районах, бабках, траве и суках – так будет проще всем. Не надо никаких сложных оборотов, ведь не поймут и просмотров не будет. 



Outkast не вдохновлялись рэпом

Если артист варится внутри жанра – это слышно и в его треках. Но музыканты, выходящие за рамки всегда интересней: вспомните, хотя бы, синти-поповый выход от Дрейка на «Hold On, We’re Going Home», почти индастриал Канье Уэста на «Yeezus» или панковую ритмику на «Next Door Man» от Slowthai. Именно такие ходы и разрешают артистам расширять аудиторию, привлекая к себе внимание фанов других музыкальных жанров. Электроника, рок, трип-хоп – музыканты этих стилей всегда понимали важность экспериментов, а вот рэп часто варился в собственном соку. Но только не Outkast.

В своих интервью они прямо заявляли, что почти не слушают коллег по микрофону. В примере источников вдохновения Big Boi называл британскую певицу Кейт Буш (творила на стыке поп-музыки 80-х и прогрессив-рока), а Andre и вовсе отсылал к работам электронного продюсера Photek. Отсюда свежесть идей, нестандартный подход и выход от чисто хип-хоповой нишевой популярности на широкий мировой уровень. Подобные штуки будут в будущем повторять Канье, Фрэнк Оушен, Скепта… да все! Но Outkast, все-таки, были первыми.



Outkast плевали на клише, поэтому так повлияли на всю современную музыку

«Все ведут себя так, слово у них есть формула e=mc2. У них есть бит, у них есть хук и именно так они становятся платиновыми (были времена, когда популярность отмеривалась не в миллионах просмотров на YouTube, а в миллионе проданных компакт-дисков – прим. автора). Но что будет с музыкой, если все попали в один и тот же повторяющийся поток?» – именно этот риторический вопрос Биг Бои задал всей индустрии в 2000-м году. Актуальность вопрос не утратил и сегодня.

Успех альбома «Stankonia», на котором Outkast отошли от стереотипов того времени доказал, что музыка – это не только цифры и продажи, но также смелые заявления и эксперименты со звуком. Это именно то, почему тебя будут помнить и слушать.

А теперь просто представьте: как же смешно и неуместно через 20 лет будут звучать все эти бесконечные трэп-дрилл-гимны о сучках и деньгах (созданных будто по единой формуле) и как на их фоне может выделиться работа с нестандартной ритмикой, подбором тем и мультижанровостью – музыка вне контекста и рамок.

Andre 3000 и Big Boi еще 20 лет назад на собственном примере доказали, что именно такой подход обречен на успех.

До 20-летия выхода альбома «Stankonia» его переиздали на виниле с бонус-треками и новыми гостями.



txt: Alex Pervukhin
jpg: Maxim Sinitsa