Кто такие хикикомори — люди, которые самоизолировались задолго до пандемии COVID-19

Почему сотни тысяч японцев добровольно превратились в социальных отшельников и ждет ли нас такое будущее.

Пока весь мир борется с коронавирусом, самоизоляция обрела важное значение в борьбе с новой болезнью. Тем не менее, психологические эффекты самоизоляции, которые включают раздражение, депрессию и одиночество, привели к увеличению случаев домашнего насилия и суицидов, в то время как использование интернета, который является способом выйти за пределы физических границ своего дома, значительно выросло. Во времена всеобщей неопределенности инструменты коммуникации всегда востребованы.


В Японии хикикомори, или социальные отшельники, теперь считаются уникальными за счёт своего опыта самоизоляции, ведь могут пролить свет на понимание проблемы тем людям, кто испытывает проблемы с самоизоляцией.


Определить «хикикомори» сложно, поскольку термин относится как к феномену тяжелой социальной отчужденности, так и к человеку, который изолировался из-за каких-то внешних факторов. К слову, хикикомори часто определяются в общественном воображении как ленивые люди, которые живут со своими родителями и остаются в своих комнатах в результате расстройства личности.


Министерство здравоохранения Японии определяет термин «хикикомори» как людей, которые остаются дома не менее шести месяцев подряд. Они не ходят в школу или на работу и не общаются с людьми вне своей семьи. Число людей, относящих себя к хикикомори в Японии, было нечетким. Правительство называет цифры в размере 1,15 млн людей в возрасте 15-64 лет. 


Сейчас большинство использует этот термин немного иначе, чтобы описать себя как домоседов, которые пытаются хоть как-то остановить распространение COVID-19, но большинство хикикомори проводят годы, а иногда и целые десятилетия в самоизоляции. В этом и ирония — термин сейчас достиг такой популярности в использовании, что может быть невольно запутывающим диагнозом.


До того, как коронавирус считался серьезной проблемой, постоянное пребывание дома и «социальное дистанцирование» рассматривались как нежелательные черты, которые осуждались социумом. Например, в японской офисной культуре взаимодействие «лицом к лицу» рассматривается как способ воспитания чувства солидарности среди сотрудников. 


Но теперь призыв «оставаться дома и спасать жизни» можно услышать во всем мире, и правительство Японии попросило своих граждан по отношению к несущественным прогулкам практиковать «jishuku» — это форма самоограничения, основанная на чувстве ответственности. Таким образом, пребывание дома — то, в чем хикикомори преуспели — было подано, как что-то образцовое, как гражданское достоинство, в то время как те, кто бросает вызов таким призывам и ограничениям, были объявлены «ковидиотами».


Исследования показывают, что нахождение дома является эффективным методом сдерживания вируса, но оно также сделало социальное неравенство гораздо более очевидным. Опыт самоизоляции сильно различается между богатыми (которые «запираются» в роскошных домах с высокоскоростным доступом в интернет) и бедными (которые оказываются в ловушке в небольших квартирах без доступа к сети — если они могут позволить себе остаться дома вообще). Точно так же опыт долгосрочного хикикомори сильно отличается от большинства людей, которые сейчас являются «хикикомори» лишь временно, поскольку все стремятся вернуться к докарантинной реальности, где их передвижение и социальные взаимодействия не так жестко регулируются.


Причины становления хикикомори также обсуждаются в научном сообществе, но обычно считается, что синдром связан с культурой, связанной с жесткой социальной структурой Японии, где соответствие нормализуется через давление со стороны сверстников и стыд. Таким образом, социальная изоляция является вынужденным выходом из воспринимаемой враждебности внешнего мира. 


Относительно мало было сказано о том, как COVID-19 влияет на хикикомори, особенно в отношении их реинтеграции в общество. Скорее всего, существует распространенное предположение о том, что хикикомори психически лучше подготовлены к тому, чтобы справиться с изменениями в обществе, вызванными пандемией.