Кодекс Чести — очередная рэп-тусовочка или новый Wu-Tang?

Говорят, эпоха так называемого андеграунд-рэпа закончилась, но есть несогласные.

Несколько лет назад Никита Архангел создал рэп-объединение, назвал его «Кодекс Чести» (он рассказывал о нем в нашем большом интервью, читай его тут) и заявил, что с с этими людьми скоро будет считаться все хип-хоп-комьюнити. 

Сегодня в Кодекс входит 6 человек и пока что особых успехов коллектив не демонстрирует. Участники пишут сольные песни, периодически фитуют между собой и выступают на локальных вечеринках. 

Архангел говорит, что скоро все изменится, но мы знаем, что главный враг рэпера — не бедность, не наркотики, не конкуренция, а слово «скоро». Оптимизма добавляет только одно: за последние пару лет я слышал с десяток историй от разных людей о том, что Архангел сторчался, при смерти, загубил себя. Пропорционально этим страшным историям у артиста росла аудитория, прослушивания на цифровых площадках и просмотры на ютуб-канале.

Это даёт повод думать, что Никита не так прост, как кажется, и знает, что делает (или как минимум, верит, что знает).

Общаясь с Кодексом я окунулся в отдельный мир, который до этого видел только в кино — запрещенка, притоны, криминал, пацанские взаимоотношения — и все это замешано на хип-хопе. Зачем это людям, которым уже давно не 18, и какие перспективы у объединения пытаемся разобраться вместе с его участниками.



Кто эти люди?


Про каждого участника Архангел написал профайл в таком стиле, будто это аннотации на экране выбора героев из RPG-игры, и придумал для них альтер-эго (тут волей-неволей возникает параллель с Wu-Tang).  Никите слово: 

Влас Кочевник (Вольный Казак)

Хитрый, но добрый. Носит усы, которые молодецки подкручивает, вызывая восхищение противоположного пола. Поговаривают, он однажды накурил Вия так сильно, что тот увидел сквозь опущенные веки. Качает до фибров своим выверенным флоу и мастерски подобранными словами. 

Сочный Вес (Хранитель Природы)

В старых Дарницких преданиях записано, что видели его в образе огромного медведя. Серьезный и молчаливый, семейные ценности и братство — то, что он ценит превыше. Нечто первобытное есть в его куплетах, нечто, что зажигает Дух.

Денис Соберись (Мастер Оружейник)

Обладатель Катаны Небес, легендарного оружия, сделанного из метеоритной стали. Владеет всеми боевыми техниками Неба и Земли. Сносит голову острой как лезвие читкой и текстами высшего качества.

Андрей Листва (Старейшина)

Седой как Солнце, был первым мизантропом Византии, втайне ненавидит ВСЕ (исключением является Кодекс Чести и дамы за 30). Его треки наполнены житейской мудростью выходца из 90-х, знающего людей, жизнь и смерть. 



Юра Ритор (Человек Будущего)

Символ слова «Кодекс», воспитанный в строгости и образе безупречности. Справедлив и точен, чтит букву закона, Высшего закона беспристрастности, основанного на понимании того, что каждый получает то, что заслуживает. 

Его рэп — это креатив и глубина, сдобренная хорошим юмором.


Никита АрХангел (Глава)

В разных культурах его называли по-разному. Мистиком, Хранителем, Военачальником и Человеком чести, Полубогом, Демоном и Бесчестным лжецом. 

И только Вечность улыбалась, смотря ему вслед. Ведь он был не один… С ним были все, кто знал, кто он. Просто человек, который однажды захотел жить по-своему.

Верный своему слову и внутреннему голосу, который всегда ведёт к успеху. Владыка Слова и Бесконечный дух победы, навечно влюбленный в рэп.

Вместе мы — Кодекс Чести. Крепкое братство верное себе и пути настоящего уличного рэпа.

Кодекс Чести как объединение

Кодекс Чести — смесь мировоззрения реднеков (материальное состояние и консерватизм), быта банды (собственные понятия и устои) с ментальностью тинейджеров из спального района (стиль, жаргон, досуг). 

Если говорить об их философии, то это выжимка из воровских понятий (тех, которые приемлемы для социума), рэп-постулатов 90-х про трушность, приправленных парочкой цитат из кодекса рыцарей короля Артура, как-то так.

Общаясь с артистами, выслушал десятки историй, удививших бы работников «Магнолия ТВ» (для участников кодекса же они звучат абсолютно буднично), видел разного рода вещества в больших количества и слышал такое количество рэпа, от которого в один момент уже начинало тошнить (речь не о качестве, а количестве: на пятый час все куплеты сливаются в один). 

Вот я нахожусь дома у Никиты, помимо Кодекса там присутствуют и другие люди — “мои люди”, как называет их Архангел. Кто-то курит, кто-то нюхает, несутся разговоры о том, кого приняли, как кто-то кому-то набил лицо (естественно, “за дело”), кто-то жалуется на отсутствие денег, кто-то наоборот “подогревает” своих тем, что заработал. 

Пытаюсь представить в этом коллективе молодого фрешмена с татуировками на лице и рассказами про бабки и сучек — не получается.

Что касается денег, то здесь хвастаться коллективу пока нечем. Кто-то из участников работает, кто-то — нет, но. Эти люди не тусуют в клубах, скромно одеваются, кто-то еле вывозит квартиру, а сам Архангел, по его словам, периодически живет “на сумке” (например, однажды он длительное время жил на спортивной базе ДЮСШ на Трухановом острове).

Архангел: Однажды мы с Листвой несколько месяцев жили в настоящем притоне — куча людей, никакой мебели, никакого ремонта, даже покрывал нет. Помню, просыпались, ели один кубик бульона на пятерых и шли в супермаркеты воровать. Могли обойти за день несколько — в одном за раз много не наберешь. Это был один из самых сложных периодов моей жизни. 




Я пытался понять, что значат слова Архангела: «Нас кормит улица», «Занимаемся порядочными движениями», но не смог и, наверное, к лучшему, — крепче сплю. Единственное, что ясно совершенно точно — Никита плохо относится к какой-либо работе.

Архангел: Я не работаю уже больше десяти лет и мне не очень нравится то, что на работу ходят пацаны. Уверен, когда мы начнем выступать и поедем в первый тур, они уволятся и больше туда не вернутся. Это все ненастоящее — работа на дядю, работа на систему — это не наше, это не про Кодекс.

Отношения в Кодексе как в любом «пацанском коллективе» — жесткий юморок, все «на добром». Несмотря на случающиеся ссоры, существует непреклонная взаимная поддержка. Как бы участники не рамсили, если кому-то нужна помощь — они ее получат. Кто лидер коллектива вполне понятно с первых минут общения. Архангел старается не показывать своего положения, но получается плохо. 

Архангел: Я никого не нахваливаю, просто у нас так устроено — все помогают тем что есть, все друг у друга жили, знают семьи друг друга. Это настоящее, это улица.

Сочный Вес: У нас право голоса имеет каждый, каждый генерирует свои идеи и споры решаются в сторону большинства. Но, если большинства нет, то вердикт выносит Архангел — за ним последнее слово. Он очень сильный духовно и может помочь как морально, так и практически. Если, например, нужно скинуться бабками на что-то он сначала попробует вывезти это сам, а если у него не получится — все организует, всем напомнит, и.т.д. Или если нужно движухой куда-то ехать, то он тот, кто найдет три машины, всех соберет и все организует. 




Досуг Кодекса

Не берусь говорить за все объединение (Ритор, например, не употребляет вообще ничего), но отдыхать так, как это делают они, в нашей стране запрещено. 

Приведу один пример. Я не имел проблем с полицией последних лет 10 (до этого у меня пару раз проверяли документы), но стоило один день потусить с Кодексом, и вот нас уже просят выйти из машины, на запястьях водителя (один из участников Кодекса) щелкают наручники, а в машине находят то, что не должны находить. 

Архангел долго общается с копами, в итоге находятся деньги и вопрос закрывается (привет тебе, Украина без коррупции и честная полиция). Никто не грустит и не думает, что вечер испорчен. Движ несётся дальше. 




Что по рэпу?

Скилл у участников разный. Понятно, что выделяется Архангел. Дело не только в текстах, а в самой подаче. Он наиболее харизматичный и опытный участник. Если ты даже не фанат такого стиля, вживую, при определенной атмосфере, это может загипнотизировать. Как это работает — без понятия.

У каждого есть свои фишки, но если обобщать — это классический андер. Жёсткие минималистичные биты, простой сэмпл. Отдельно выделил бы Сочного Веса. 

Оба делают рэп уже больше десяти лет и прокачались достаточно. Да, это не интересно человеку со стороны (как сказал мне один программист: «Быстро, ломано, непонятно, про траву да про жизнь»), но в рамках жанра вопросов к ним нет. 

Однажды на домашней тусовке Максим (Сочный Вес) начал читать рэп, а я включал рандомные минуса на блютус-колонке (от бумбэпа до американской попсы). За пару часов телефон и колонка разрядились, а Максим — нет. Я не знаю, сколько куплетов он написал, но у меня сложилось впечатление, что ВСЕ.




Какие перспективы? 

С будущим коллектива все просто — варианта два:

 1. Объединение продолжит работать в том же ритме и распадётся, как распались десятки локальных тусовок по всей Украине.

В пользу этого сценария говорит тот факт, что Кодекс ничего не делает для собственного продвижения. У музыкального рынка есть свои законы, которые чужды этим артистам. К сожалению, чтобы быть сегодня, просто хорошо читать рэп недостаточно. Изменится ли это? Они говорят, что да.

 2. Кодекс станет киевским Wu-Tang.

Грязный уличный рэп, неприкрытая правда о жизни спальных районов и большая опасная банда, готовая постоять друг за друга. Нужно ли это современному рэпу? Как минимум, сейчас этого мало. Перспективно ли это в коммерческом плане? Я бы за этим понаблюдал, а значит, один билет на концерт они уже продали.

Текст: Михаил Правильный

Фото: Вадим Булик