Архангел: «Андеграунд — путь одного человека»

Многие знают Никиту Архангела чуть ли не как отца украинского хип-хоп андеграунда. Рэп он делает с середины 2000-х , участвовал в коллективах ША и MADE in UA (знаковый для Киева коллектив, откуда после отпочковались Михалыч и Marty, после вошедшие в БРДК и Стольный Град) и имеет на своем счету множество фитов с именитыми исполнителями. Тем не менее, массовой популярности Никита не достиг, в первую очередь, потому, что особо к ней никогда не стремился. Парадоксально, но, несмотря на отсутствие инфоповодов, публичной деятельности и упоминаний в СМИ, Архангел сохраняет преданную фанатскую базу, которая медленно, но преумножаетсяя. Некоторые из почитателей называют его «Гуру» и благодарят за глубокие тексты. 

Никита практически не дает интервью, но нам удалось с ним пообщаться. Обсудили все — от Зеленского с Порошенко до Лоика с Ярмаком. 

Я не работаю 11 лет. Мне хватает того, что дает улица

— Ты надолго пропал. С чем это связано?

— Во-первых, с переездом из своего родного города в Киев. Во-вторых, те люди, которые меня знают — для них я не пропадал. Когда приходит время и я чувствую, что нужно что-то выпускать, я это делаю. Все прекрасно знают, что я не гонюсь ни за деньгами, ни за чем-то подобным.

— Ну ты же как-то монетизируешь творчество?

— Вокруг меня много людей, от которых я периодически слышу: «Никита, давай монетизируем это, давай монетизируем то». Но мне это не нужно — создавать YouTube-каналы, промить их. В моей жизни все происходит само. 

Например, с YouTube вышло так: кто-то создал канал «Рэпчанский» и стал там выкладывать мои треки, потом непонятно откуда взял мой телефон, позвонил и предложил переименовать канал в «Архангел» и полностью отдавать мне все, что монетизируется. Я сказал: «Нет, давай с половины». Теперь человек полностью ведет мой канал. Помимо этого создали еще телеграм, но, в целом, я не люблю, а главное — не хочу этим заниматься.

— Почему ты не размещаешься на цифровых площадках? По меркам Украины ты довольно большой рэп-артист.

— Начнем с того, что я не считаю себя большим артистом, плюс меня интересует рэп как таковой. Мне хватает того, что дает YouTube, того, что дают концерты, и того, что дает улица. Иначе это перерастет во что-то пластмассовое. Я не хочу тратить дополнительную энергию.

—  Рэп — это хасл?

— Абсолютно. Но каждый вкладывает в это свой смысл. Рэп — это когда ты с улицы, когда улица в тебе, когда ты помогаешь тем, кому это нужно, — не живешь ради себя. Все мы люди, у всех много недостатков. Я тоже очень сложный человек с очень сложным характером. Считаю, что моим близким повезло со мной, хотя им и нелегко. С честными людьми всегда нелегко. Я не самый честный человек на планете, но тем не менее — это трудный путь, его выберет не каждый. Я выбрал.

— Что значит «дает улица»?

— Углубляться не будем, но могу сказать так: кто знает, что такое «порядочно двигаться», тот меня поймет. 

— Ты не работаешь, я правильно понимаю?

— 11 лет я не работаю ни на какой работе. Меня кормит рэп и кормит улица. Мне этого достаточно. Для меня работа — это рабство. Хождение под кем-то. Я не могу, а главное не хочу так. Всегда был свободным. 

— Если остановишь на улице 100 человек, то 100 человек тебе скажут, что нужно на что-то жрать, кормить семью…

— Это их выбор. А я выбрал жить так. И у меня получилось. Я учился в университете на психолога, получал стипендию 1200 гривен плюс 5000 гривен в год как сирота (мать Никиты умерла, когда ему было 16 лет, отца убили несколько лет назад, — прим. Rap.ua). Мне этого хватало. Но, со временем, когда начал выступать, понял, что это мое. Хотя первые шесть лет я отказывался от гонораров. Ездил по клубам, договаривался, но денег не брал. И фитов за бабки не писал никогда. 

— Если спросить, кто является королем киевского рэп-андеграунда, многие назовут именно твое имя. Что для тебя андер?

— Это то, что человек приносит с улицы в музыку. То, чем он живет. Андер — и есть рэп, а рэп — это голос правды.

Это истина. Исповедь. Это когда нет масок. Это надо иметь мужество принять на себя ответственность за свои слова. Говорить то, о чем другие молчат.

— Но человек же может говорить правду и при этом быть популярным, зарабатывать этим?

— Конечно, но только если ты не идешь против себя. Государству не выгодны те вещи, которые говорит настоящий андер. Если он идет от себя. Если эта правда не навязана кем-то извне. Андеграунд всегда был независимым.

Верю-не верю. Ярмак, Лоик, Alyona Alyona

— Кто из рэперов в нашей стране — андер?

— Илюха «7 мостов» (4atty aka Tilla, — прим. rap.ua). Он — чистый андер. Легенда.

— Ок. Ярмак — это андер?

— Ярмак — пиздун. Я хорошо отношусь к нему как к человеку. Из-за того, что он сейчас немного изменил свой вектор, пусть и под общественным давлением. Но он врал с самого начала. Это продюсерский проект. В этом нет рэпа.

— Почему? Он говорит про патриотизм, мотивацию. Он же верит в то, что делает.

— Молодец. Есть общая специфика творчества. Мне слышна фальшь. Я ж не один его называю пиздуном. И он чувствует это как артист. Он выбрал для себя эту схему.

Ты про мнение, что он хайпанул на теме Майдана?

— Нет, я знаю это с самого начала. Я помню Ярмака, когда он еще не был артистом. Он пришел к нам, когда мы были еще MADE in UA (киевское хип-хоп объединение начала 2010-х — прим. Rap.ua). И с нас все началось. Мы тогда делали совместно все с пацанами.

— Получается, он забрал артистов из «MADE in UA» в «Стольный град»?

— Это больная для меня тема. Мы не выносим грязного белья, но мне тогда было больно расходиться с людьми. С тем же Михой (Михалыч — прим. Rap.ua), но он мне тогда позвонил и сказал: так и так, предложили перейти в Стольный. Так что с ним все без обидняков. Очень люблю его, привет ему, если это прочтет. 

— С Ярмаком разобрались. Лоик — андеграунд?

— Артем просто тяжелый человек, но вот ему я верю. Он горит этим. Мне кажется, что он немного не так себя подает, выбрал не тот вектор. Возможно, если бы он тут был, он бы со мной не согласился.

— На альбоме «Спасибо» он довольно откровенно рассуждал о своих гастролях по России, о заработках там.

— Молодец. Если ты стесняешься своих заработков, значит тут что-то не чисто. Повторюсь, главное — не торговать нутром. Мне предлагали писать о политике и о других вещах, но я отказывался. Это не мое. Тут нет искренности.

— Как тебе Alyona Alyona?

— Она красава! Я знаю ее давно, когда она еще называла себя Al.kaida. Это классический случай, когда рамки продюсерского проекта не дают человеку возможность раскрыться полностью. Знаю, как она способна лупашить, но я слышу, что это не совсем то, что она может. Вижу, что ее держат, что ей выдали вектор, и очень надеюсь, что по истечении продюсерского контракта она освободится. Как только она выплывет из этого коридора, я жду ее в «Кодексе чести» (рэп объединение, организованное Никитой — прим. Rap.ua) и жду ее в андеграунде.

«Кодекс чести»  моя семья

— Насчет «Кодекса чести». Ты говоришь, что андер — это путь одного человека, но ты являешься создателем этого рэп-объединения. Как это соотносится?

— А мы все одиночки — одиночки, которые собрались вместе. Я одиночка, но вместе с этим объединил вокруг себя людей, которых пока мало кто знает. 

Мы же не просто рэп на тусе почитать собрались, а мы падали, вставали вместе, ели из одной тарелки, с родителями знакомились. У нас есть совместное прошлое. «Кодекс чести» — это моя семья.

— У вас варьируется состав. Можешь перечислить всех участников?

— То, что их никто не знает, это и есть мой план. На сегодняшний день костяк объединения это я, Денис Соберись, Ритор, Сочный Вес. 

Денис Соберись — один из лучших по фастфлоу. Это техника и абсолютно сумасшедшие закрученные текстовые конструкции. 

Сочный Вес — тот, чей никнейм все сам говорит за себя. Делает сочно, это тру, это улица.

Ритор — это улица с ангельским лицом. Очень большой профессионал.

— Почему о них пока мало что слышно широкому кругу?

— Мы не зря так называемся. Я за что люблю каждого — они не стесняются того, как живут. Они не продаются, мы не продаемся и не продадимся никогда. Это может сказать каждый из нас. Так что всему свое время.

— Тебя можно назвать их лидером?

— Безусловно. У меня есть право главного голоса, но я практически им не пользуюсь. Я лидер в другом. Пацанам нужно иногда своим примером показать, как много можно добиться. Они просто сами не осознают, насколько они талантливы. А это люди, которых я сам слушаю с большим удовольствием. Вообще в Украине много талантливых пацанов. Бывает так: пацан живет на районе, занимается чем-то своим, а тут говорит: «Зацени, я куплет написал», и у меня голова взрывается. В дальнейшем я бы хотел открыть студию, где таланты со всей Украины смогут бесплатно записываться.

— Как появился «Кодекс»?

— Наверное, с того момента, как я родился на свет. У меня настолько уникальная судьба, что, оглядываясь на прошлое, могу понять что предпосылки для этого были всегда. Я уже всего добился. Я вне времени. Это все уже состоялось.

— А если без метафизики? Кто был первым участником после тебя?

— Сочный Вес. Однажды я на 4 года пропал. Были наркотики, было много всего… Потом вернулся и начал предлагать пацанам объединяться. Многие сказали, что ждали этого. Сочный тогда первым написал, он на то время был в группе Еноты, и я понял, что пора.

Первый мой марафон длился 23 дня. Никто бы не выдержал таких доз

— Ты из тех артистов, с кем можно откровенно обсудить наркотическую тему…

— Я считаю, что это личное дело каждого. Если человек не говорит об этом, он пытается казаться лучше, чем есть. Я так не люблю. Я такой как есть. Со своей хуйней и со своими достоинствами. Вся наша культура строится на боязни осуждения. Но ни у кого нет права тебя судить. Если ты не приносишь вреда другим людям, ты волен делать что хочешь.

— Но если ты употребляешь наркотики, ты же приносишь вред своим близким…

— Потому что они переживают? Не согласен. Близкие могут всегда что-то сделать, чтобы помочь. Просто сидеть и переживать — это глупые вещи. 

—  Ну ты же сам знаешь, что не всегда могут.

— Всегда. Если не могут — пусть сидят и не переживают. Или оставят это в себе. Я считаю так.

— У тебя были проблемы с наркотиками?

— В основном проблемы психологического характера, в связи с которыми снизилось качество жизни. Я оооочень много употреблял.

— Речь идет о «нюхательных» препаратах?

— Исключительно. Травку не курю уже четыре года, до этого шесть прокурил, а все, что вводится в вену — табу. Не пробовал никогда.

— «Много употреблял» — это сколько?

— В таких количествах, что старые «опытные» наркоманы хватались за голову. Я трешку (три грамма — прим. rap.ua) чистого, которого сейчас не делают, мог сожрать и спокойно себя чувствовать.

Первый мой марафон длился 23 дня. Я тебе гарантировано могу сказать, что никто бы не мог выдержать тех нагрузок и доз, которые были у меня.

— Почему выдержал ты?

— Я все делал осознанно. Ни на один мой поступок употребление не повлияло. Я очень сильный психологически человек, с очень крепким стержнем. Сейчас не употребляю, потом могу вернуться. Я себе могу это позволить.

В проблемный период что было не так?

— Страдает нервная система, продуктивность. Беспорядочно и хаотично живёшь. Ходишь и думаешь, как бы намутить. Автоматы, мутки, ты стоишь в шлепанцах и шортах, куришь, четыре дня душ не принимал, и вдруг понимаешь: «Стоп. Ты же Никита Архангел, к тебе люди приходят за советом и помощью». Теряешь лицо…

— Ты это понял и решил завязать?

— Я просто понял, что насытился и хватит. Я свободный человек. У меня никогда не возникало проблем с выбором. Я подумал: «Все, хорош» — и прекратил. Плюс жизненные события всякие…

Верю в порядочность Зеленского

— Практически у каждого артиста на первых этапах возникает ситуация, когда тебе говорят: «Хватит заниматься ерундой, найди нормальную работу». Было?

— Мне давно никто такого не говорит. Когда я бросил университет, вся моя семья, конечно, воспротивилась этому, но я всегда знал, куда иду.

— Не боишься однажды осознать что, все-таки, шел не туда?

— Нет. Я все делаю правильно. У меня нет страха вообще. Ни перед чем. Если даже я приду к определенному переосмыслению, приму это с достоинством. Над нами есть Господь, который уже обрёк нас на определённый путь.

— Ты фаталист?

— Нет. Считаю, что человек свободен, и у него есть выбор, но весь этот выбор дал Бог. Каждый получит то, что заслужил. Но выбор есть всегда. 

— А как насчёт политического выбора? Как тебе, кстати, результаты президентских?

— Я полностью аполитичен. Считаю, что президент страны занимает определенную энергетическую ячейку. Слабовольный Порошенко, который дал нам 5 лет дерьма, через тот эгрегор, который он занял, пропускал слабовольность. Верю, что Зеленский этого не допустит, верю в его порядочность, и в то, что с ним будет теплее и лучше.

— Многие готовы с тобой поспорить…

— Я вообще не стремлюсь вникать в политику. Мы можем три часа просидеть проспорить и ни к чему не придём. Я не верю медиа. Большинство людей таят в себе гнев, недосказанность и им легко под соусом «компетентного источника» подать чужое мнение, которое они будут считать своим. Людей легко заключить в клетку. Этим и занимаются телевидение и прочие медиа. А такие люди, как мы, — потенциальная угроза. Мы не выгодны властям. 

— У тебя в квартире есть телевизор?

— Нет. Я смотрю YouTube.

— Что именно?

— Кулинарные блоги, сериалы, многим интересуюсь.

— Кулинарные блоги? Хорошо готовишь?

— Если честно, то рэп и кулинария — это то, в чем я эксперт.

Есть коронное блюдо?

— Много, Например, телятина. Я не люблю пить. Могу литр водки всадить и ничего не будет, но под хорошую закуску — другое дело. Как-то ко мне пришли пацаны, взяли бутылку водки, а закуси не было. В холодильнике лежал кусок телятины и какие-то специи. Я приготовил это все в сковородке, пацаны пальцы облизали и вспоминают до сих пор. Все, что связано с мясом, люблю готовить. Мясо и мужчина — это правильное сочетание.

— Что для тебя мужские качества?

— Надежность, порядочность, сдержанность, умение защитить и оказать поддержку близким, ответственность, та же нежность, честность и категоричность.

— Поднимал руку на женщину?

— Один раз. Мне было 17 лет. Так сложилось, я был молод и впредь себе такого не позволяю. Я вообще вспыльчивый человек, но подобное неприемлемо.

Настоящий рэп — это Busta Rhymes, Ноггано, 4atty, Eminem, Giga1, Триада, Каста, The Notorious B.I.G. Остальное — хуйня

— Твоё отношение к новым рэп-героям?

— Это все приходящее. Мы недавно стояли возле парадного с подругами, был белый день, стояли девочки 14-16, у них играло «Она любит мефедрон»… Я считаю, что это разлагает общество. Для меня не существует этого. Это все для зарабатывания денег и запудривания мозгов молодёжи. Настоящий рэп — это андеграунд. Настоящий рэп — это Busta Rhymes, это Ноггано, это 4atty, это Eminem, это Giga1, Триада, Каста, это The Notorious B.I.G.. А остальное — хуйня.

— Неужели из относительно новых имен никого нет?

— Есть. Хаски, Ic3peak, Lizer, у GONE.Fludd’а проскакивают интересные вещи.

— А из наших? 044 Rose?

— Не, это сразу до свидания. Когда нет посыла, просто какой-то непонятный напор — это сразу нет.

— А кого бы из украинцев выделил?

— Яша НКНКТ молодец. Он нашёл звучание. Там не всегда по тексту ок, но есть стиль. Он тоже близнецы, как и я, делает, что он хочет. За это и люблю. 

Олдскульный Ниндзя! Привет ей большой, очень круто делает. Fame. Бардаш Юра крутой, мы с ним дружим.

— Что-то совместное планируется?

— Возможно, но мы не можем никак сдыбаться. Например, он был на моем концерте, выступил на нем, а я подъехал на 15 минут позже его выступления. Надо встретиться чаю попить, посмотрим. 

Ещё, кстати, Marul крутой. С Энди у меня отношения чуть прохладней, но не могу не отметить талант. У нас были разногласия, но, думаю, они в прошлом. Здороваемся мы искренне.

— Как тебе дуэт Marul и Giga1?

— Считаю, что они должны работать вместе. Это очень качественно. На просторах Украины мало такого. Помню у них баттл был (CODEKIEV баттлили с Шумом и D-Surround). Я позвонил Марулу, приехал поддержал. Ехал искренне, не тупо поддержка ради поддержки. Даже стоял в первом ряду.

Считаю, что в баттлах мне нет равных

— Как вообще относишься к баттлам?

— Я на заре баттл-рэпа в Украине баттлил с Lego (один из самых опытных баттл МС Украины — прим. rap.ua). Сознательно слил тогда второй раунд. Мне просто было забавно попробовать этот формат. Сейчас считаю, что мне нет равных в этом. С удовольствием бы побаттлил, но нужен интересный соперник. Вообще мы со Шлемом хотели два на два против кого-то выйти. Если кто-то бросит нам вызов, мы готовы с удовольствием.

— Как тебе то, что происходит в баттлах сейчас?

— Это хуйсосня. Настоящие баттлы — это фристайл. Когда ты уличный МС, ты приходишь, у тебя есть мастерство сложения слов и тебе есть, что сказать, а не когда ты под ником Сын Проститутки… Как?! Что это вообще? То, что делает Ресторатор, это круто с точки зрения заработка, но это не рэп. 

— Если тебе во время баттла скажут что-то про мамку или про рот?

— Это сразу разорванный микрофон, разорванный рот и прочие последствия. Я это терпеть не буду. Пускай помнят, что нельзя быть мужчиной за кругом, а в кругу стать мамоебом и пидорасом. Так не бывает. Настоящий баттл-рэп для меня — это фристайлы. Когда у тебя есть умение работать с микрофоном и со словом, есть что сказать, и когда можешь ответить за слова.

— Насчет ответа за слова. Есть противоречивый термин «блатная романтика». Как к этому относишься?

— Я сам романтизирую в треках некоторые вещи. Я согласен с тем, что понятия часто намного человечнее и правильнее наших законов. Общаюсь со многими уважаемыми правильными людьми, и они, например, в отличие от молодых рэперов, не матерятся. Да и в целом, у них есть чему поучиться. В настоящих понятиях нет разделения на тех, кто сидит, или не сидит. Ты не можешь бить женщину, предавать, вести себя неадекватно, и прочее. В них речь о порядочности и уважении.

— Как ты относишься к АУЕшной истории?

— С улыбкой. Это все не серьёзно . Мы смеёмся с этого.

— Ок, а те, кто читают о том как продают наркотики?

— Барыга — это всегда барыга. За всеми не уследишь. Я против этого, но я могу понять историю, когда за тебя кто-то занимается этим. У меня в своё время так было. Но рано или поздно каждый, думаю, придёт к тому, что это плохо.

На новом альбоме будет 35 треков и он перевернет рэп игру

— Многие до сих пор вспоминают «Лирику парадных» как один из классических бэнгеров. Во-многом твой стиль с тех пор не изменился.

— Повторюсь, я вне времени. У меня на YouTube — десятки и сотни тысяч просмотров. Посмотри на комментарии — ни одного негативного. На это есть спрос. И он никогда не упадёт.

— А не хочется каких-то экспериментов? Что ответишь тем, кто говорит, что ты застрял в рэп-средневековье?

— Я готовлю альбом на 35 треков. И там есть, чем удивить.

— В нынешних медиареалиях 35 треков — это творческое самоубийство…

— Почему? Я просто делаю то что хочу, никаких сроков себе не ставил, я никуда не спешу. А альбом перевернёт рэп игру, я в этом уверен.

— У тебя сейчас проскакивают треки на украинском. На альбоме такие будут?

— Думаю, да. Я в какой-то момент открыл, что мне нравится делать на этом языке. Не думал,что у меня такой хороший словарный запас. Предвидя твой вопрос, это никак не связано с сегодняшней модой и законодательством.

— Есть мнение, что те, кто поют на русском, поддерживают тем самым наших врагов, страну-агрессора.

— Пусть это мнение существует, пока оно не касается лично меня. Я дружу с многими россиянами. Да, у меня погиб на войне друг. Но это не наша война. Это все теория заговора и пидарасы-политики, которые зарабатывают деньги и закидывают туда ни в чем не виноватых пацанов.

— Если пригласят на концерт в Россию, поедешь?

— С удовольствием. Нас уже туда зовут. Пусть только попробуют запретить нам это. Я с интересом посмотрю, как это у них получится.

— А если потом будут мешать концертам, как это было с Лорак, например?

— Мы с моими пацанами этих ребят всех очень ждём. Пусть попробуют.

 

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                         Интервью: Михаил Правильный