Как работать в Китае, петь соул, а потом стать бэк-эмси Alyona Alyona: интервью с Элиной Паникой

Если вы когда-то наблюдали выступления Alyona Alyona, то видели на сцене и эту 24-летнюю девушку. Ее зовут Элина Паника, она бэк-эмси “мамки украинского рэпа” и девушка с необычной биографией.

Кто-то из читателей так и вовсе мог услышать про Элину даже раньше, чем про Alyona Alyona. К тому моменту, как в сети появились «Рыбки», у Паники уже был дебютный EP “Розмови” — романтичный и нежный женский соул, вдохновленный Эрикой Баду и ее единомышленницами. А спустя полгода Паника уже стала неотъемлемой частью концертной команды Alyona Alyona.

Как Элина проделала путь от соул-музыки к качающему трэпу? Как 4 года проработала в Китае, где в полной мере осознала спасательное свойство собственного творчества? Это реально Skepta качает в клипе “Завтра”? Каким, в конце концов, будет новый альбом Alyona Alyona? Все это Элина рассказала в интервью Rap.ua.




НОВЫЙ АЛЬБОМ ALYONA ALYONA

Паниковать меня может заставить что угодно. Как вот сегодня на репетиции. Мы же учим новую программу, и Алена на новых треках стала читать, будто бы, еще быстрее, чем прежде. Первые три прогона я не успевала за ней, не попадала в ритм. И в голове стала себя корить: “Да ты даже таких элементарных вещей не можешь сделать!” Репетиции длятся 2-3 часа и напоминают скорее дружеские тусовки, чем работу, — болтаем, орем. Я благодарю бога за то, что у меня все так сложилось. Хотя Алена, конечно, нас постоянно воспитывает — она же и по профессии воспитатель. Мы часто останавливаемся в одном номере в гостиницах. И если нам рано просыпаться, она чуть ли не в колокол бьет: “Все, подъем!” А один раз я проснулась от ее слов типа: “В следующий раз мы вообще без тебя уедем, поняла?” Вот как в детстве, воспиталка.

“Пушка” мне нравится за свою трушность. А на втором альбоме заметна выдержанность Алены как артистки, которая хочет развиваться. Нестандартный подбор инструменталов, рифмы покруче, читка триолями. Она выписалась, а теперь будет копать значительно глубже. Там есть песня, где Алена тупо 40 строчек стелет без припевов. Она посвящена свалившейся известности и тому, как человеку в ней не сгореть. Я до сих пор не знаю, как мне ее выучить. Это ж надо за ней все успевать проговаривать. В Киеве у нас 6 декабря будет сольник с презентацией новой программы.



Алена для меня, прежде всего, крутая поэтесса и лирик. Если сесть и почитать ее тексты без музыки, там видна продуманная композиция. Любимые треки — “Казка”, которую мы уже исполняем на концертах, “Мамо” и “Літак” — он очень классный, хоть и поймут его, прежде всего, те, кому знакомо взросление в сельской местности. У меня такого детства не было.




ОНА ИЗ ХАРЬКОВА, А ЕЕ ОТЕЦ — “КТО-ТО ВРОДЕ КРИМИНАЛЬНОГО АВТОРИТЕТА”

Я из Харькова. Там у меня мама и бабуля живут. Мама у меня молодая, прошаренная, качает на концертах Alyona Alyona, когда приезжаем. Папа ушел из семьи, когда я была маленькой. Он был кем-то вроде криминального авторитета. Его не было, поэтому я не особо вникала, чем он занимался. То ли наркотой барыжил, то ли тачки продавал, кому-то сжег машину. Это же девяностые! Он вышел из тюрьмы, когда мне исполнилось 15. Я думала: “Так, что это за чувак? Я не знаю, кто это, и не хочу ничего про него знать”. Он мне однажды просто позвонил. Где взял мой номер, я до сих пор не знаю. “Привет, я твой отец” — а мне 15 лет, я себя героиней сериала почувствовала. Мама кричит: “Нет, не ходи на встречу”. Я ей: “Нет, пойду!” Мы с ним в итоге несколько раз на протяжение месяца гуляли. Я на него посмотрела: да, мы похожи, но это всего лишь кровь. На этом наше общение закончилось, он опять пропал, и я его заблокировала.

Недавно была странная ситуация: что-то он мне стал сниться, и я поняла, что хочу с ним увидеться уже в зрелом возрасте. Сказала об этом маме, она говорит: “Сходи на кладбище, он там бывает”. Я пару дней ломалась, но потом пошла. Я туда пришла, у работников спрашиваю, не знают ли такого-то человека. Они такие: “Тут такого нет, а тебе зачем?”. Я, мол, отвечаю, что его дочь. Тут у них глаза сделались как по пять копеек, говорят: “Он буквально 5 минут назад ушел”. Разминулись вот так, прикинь. Оставила свой номер телефона, но он так и не перезвонил. Он на кладбище волонтерит, типа того. Маме сказали, что видят его там часто.




Естественно, росла я пацанкой. И музыку полюбила с детства. Через дорогу от нашего дома была музшкола, и я сама, когда мне было семь лет, дочапала туда. Сказала, что хочу тут учиться. Проучилась шесть лет по классу фортепиано, но сольфеджио, музыкальная литература, меня доконало и я ушла. 

Когда мне было восемь лет, мы с подружкой создали группу. Даже песню записали — “Стены всегда говорят”. Мы записывались на микрофон от кассетного магнитофона, при этом стеснялись петь друг при друге. Сначала забегала в комнату я, пела четыре строчки, нажимала паузу, выбегала из комнаты, забегала она, отжимала паузу, и свой хук пела. Мы ругались, кто у нас в группе будет солисткой. Мне еще почему-то казалось, что мама в мое увлечение музыкой не верила, хотя это бред, она меня всегда поддерживает. Видимо, я себя накрутила из-за отсутствия отца рядом, бываю неуверенной. 

Было, что я работала на конюшнях. Моя подружка Лолита была двинута на конях, и везде таскала меня. Мы занимались прокатом лошадей, катали детей в Новый год на пони. Обожаю их, всегда говорила маме: “Хочу пони на балконе”. На одной конюшне у меня даже была зебра. Я ее постоянно обнимала, сено давала, рядом с ней спала. Животных я всегда любила больше, чем людей.

Я полюбила читку, услышав Linkin Park. У меня были все их альбомы. Плакатами комнату завесила. Потом я стала танцевать хип-хоп, потому что тащилась от би-боев. Первый поцелуй у меня, кстати, тоже был с би-боем. Подсела на соул, Эрику Баду. Мне нравится ее манерность, одухотворенность, то, как уверенно она свою музыку транслирует.




ОНА УЛЕТЕЛА В КИТАЙ ТАНЦОВЩИЦЕЙ…

Раньше друзья звали меня “alien”, похоже на “Элина”, если поменять местами последние буквы. Раньше меня все постоянно напрягало, а потом я поняла, что если не прийти к другому мнению, не найти способ справляться с переживаниями, то можно же так всю жизнь прострадать. Я увлеклась непростой литературой. Рекомендую “Тонкое искусство пофигизма” и “Новую землю” Эркхарта Толле. Последняя — про эго и самопознание. Потом мясо перестала есть. А попав в Китай, поняла, что надо глубже познать себя. Потому что на китайцев смотришь — и эффект такой, будто люди в стаде живут. Нужно менять свое мнение и собственный внутренний мир. Если бы я его не сформировала, наверное, до сих пор там сидела — тупо гребла бабло и не развивалась.

Я всегда знала, что не буду работать в офисе. Я и стабильность — это явления разных миров. В универе мне было скучно, я перевелась на заочку. По ходу взросления я не могла отделаться от ощущения, что меня где-то н***ывают. Школа-универ-работа. Это система, навязанная нам социумом. А я не хотела этого, я хотела танцевать. И вот моему мальчику позвонил друг, сказал на замену в Китай нужна пара мальчик-девочка. Мы сразу вызвались.



Я проработала в Китае четыре года. Начала, когда мне было 18, шел 2013-й. Я улетела — и просто охренела: случился Майдан, Крым отжали. Когда возвращалась в первый раз, было ощущение, что попала уже в другую страну. Я улетала в Китай с мальчиком, он из Крыма. Прикинь, он улетал, когда его дом был одной страной, а вернулся, когда он уже отошел другой. 

В Китае мы попали в полный ***дец. Прилетели-то в Гуанчжоу, большой красивый город. Сели в автобус, крутим головой по сторонам, восторг. А потом транспорт начинает движение, город и большие пальмы остаются позади, прибываем в какой-то заброшенный дом. Там голые бетонные стены, железная двуспальная кровать вместо шкафа, бетон на полу, бетон на стенах. Туалет — это дырка в полу, душ над ней же установлен, а рядом стоит газовый баллон, который может взорваться в любую минуту. Рядом с домом — река, а в ней свиньи мертвые. Я неделю плакала после прилета.

Первое время нам платили тысячу баксов в месяц. Потом я узнала, что это мало, и “на опыте”, когда на фриланс ушла от менеджера, дотянула до двух с половиной.

За эти четыре года я побывала где-то в 50 городах, даже во Внутренней Монголии была. Был случай, когда эти монголы ворвались в клуб с топорами и дымовыми шашками. Я уверена, что все эти китайские клубы — способ отмыва мафиозных денег. Видимо, кто-то кому-то задолжал или что-то начудил, и эта группа людей тупо ворвалась в здание. Меня толпой вынесли на второй этаж. Копы приехали. Я перепугалась — мне 18 лет, я только закончила выступление, хорошо, хоть переодеться успела.

Другая “любимая” история про Китай — я проснулась от того, что по мне ползает гигантская крыса. Это был фриланс-заказ, я ради каких-то ста долларов поперлась в жопу мира. Галимый кабак, маленькая сценка, с потолка капает, чуваки кислые с пивасиком из зала смотрят на меня безэмоционально. В общем, приехала я в отель, уснула и снится мне, что по мне лазит моя любимая кошка Сара. Куда там! Крыса вот такая, сожрала все мои чипсы, пачка лежала прямо у моего лица. Когда я проснулась, она вальяжно ходила по комнате, спокойно посмотрела на меня и убежала.




… А ВЕРНУЛАСЬ ПЕВИЦЕЙ

Первые два года я выступала как танцовщица. А потом мне в команду попалась галимая певица. Меня из-за нее увольняли пару раз, после чего мы поссорились, а я ей сказала, что смогу петь лучше. И начала петь!

Выступления деляться на гиги и резиденции. Первые — это выступление в разных местах в лучших костюмах с крутой программой. Вторые — контракт с одним заведением, вариант во всех отношениях менее крутой — и денег меньше, и костюмы хуже. Моя программа состояла из хитов 10-летней давности. Lady Gaga, Beyonce, “Toxic” Britney Spears — думаю, это и сегодня китайцам залетает на ура.




КАК КИТАЙЦЫ ПЬЮТ

Бухают китайцы очень мрачно. Они бухают, рыгают, и дальше бухают. Причем там же. В некоторых клубах реально под столиками стоят ведра. Повсеместно распространена консумация, это когда заведение платит лаоваю, то есть иностранцу, за то, что он просто там посидит за столиком. Для китайцев это признак престижа заведения. Можно как “пати-герл” устроиться, подсаживаться к ним за столики, общаться, играть в кости. Я тоже так делала, хастл есть хастл. Тебе говорит менеджер: “Пойди за тот стол побухай, тебя там ждут китайцы”. Они могут даже не заговорить, просто смотрят. Предлагали переспать за бабки. Как-то жирный ужасный китаец был готов дать пару тысяч баксов за ночь. Я всем говорила: “Дядя, теряйся”. Многие девочки соглашались, и это печально. Показывая себя с такой стороны, они и создают имидж Украины для иностранцев.




СОВЕТЫ ДЛЯ ТЕХ, КТО ПЛАНИРУЕТ ЕХАТЬ НА РАБОТУ В КИТАЙ

Если хочешь, чтобы тебя не кинули, бери предоплату заранее. И найди блэк-чаты агентов в мессенджере WeChat. Там сидят такие же ребята, как ты, и если с ними кто-то поступил не по совести, они кидают контакты этого нанималы в канал, описывают ситуацию, и говорят, стоит с ним иметь дело или нет. Просто пишешь в такой чат: “Ребята, кто что знает про такого агента?” и тебе накидывают фидбэк. Меня пару раз чуть не кинули. Приходилось прямо перед выходом на сцену устраивать за кулисами забастовку, чтобы выплатили весь гонорар.

Гуанчжоу стал мне вторым домом за эти годы. Все там изучила, завела друзей, снимала жилье. За свою европеизированность мне понравился Шанхай — там хоть можно на английском у кого-то спросить дорогу. А то бывало, что мы приезжали в деревню на юге, заходили поесть в столовку, так там все село собиралось, чтобы на нас поглазеть. Сидишь кушаешь, а тебе в лицо камеру телефона тыкают. Мне казалось, что я живу в дурдоме. Чтобы не сойти с ума, я купила себе укулеле — и с этого, можно сказать, начался мой творческий путь. Мой обычный день проходил так: я вставала, уходила кататься на пенни-борде по городу, ходила на тренировки, а вечером выступала. Все остальное время я играла на гитаре.




ПЕРВАЯ ПЕСНЯ — И СРАЗУ ЖЕ УСПЕХ

Первые два года в Китае мне нравилось тусоваться, побухать. У меня были неправильные ценности. На третьем году я начала писать песни. Дебютная песня “Розмови” вышла накануне моего предпоследнего отъезда. Мне с ней помог Drud, он был недоволен, когда я предпочла творчеству в Украине работу в Китае. Я тогда не понимала, что стоит посидеть немножко “на бомжах” и попробовать сделать что-то свое. Работа в Китае к тому моменту стала уже настолько невыносимой, что я могла прятаться только в музыке. Мне хотелось рыгать от тех песен, которые мне приходилось исполнять на сцене. Я мечтала творить.





Drud же стал автором текста “Розмови”. Он психолог, любит узнавать людей, мы законнектились на творческой волне. Первые строчки песни: “Смак карамелі без цукру, пильний пилосос, що давно не видавав звуку” — это он про чай, которым я его поила, когда он ко мне заехал, у меня сахара дома не было, и про срач в квартире. Он женат, это просто дружеский жест был с его стороны — прислать мне видос, где он под бит декламирует такой куплет. Мне понравилось и я захотела сделать ответку. Нашла бит, который меня качал, переделала какие-то строчки и попробовала спеть. Он очень удивился, говорит, не знал, что я пою, а потом спросил: “Ты вообще знаешь, чей это биток?” Оказалось, что из всех инструменталов Вконтакте, я выбрала бит украинцев The Cancel. Он показал им мой видос, и они мне этот бит подарили. Я не поверила, что это происходит всерьез. Через пару недель Drud скинул мне второй куплет. Потом я случайно встретила друга, Богдана Боброва, который звукорежиссером работает, и он согласился бесплатно меня записать. Я выложила этот трек в ВК и бах! — тысяча лайков. Радиостанции начали ставить. Но я опять уехала в Китай, никак не работала с этим хайпом. В последнюю мою поездку в Китай я написала еще пару песен, так получился EP “Розмови”. Я его до сих пор люблю, в нем поучаствовало много людей, но набравшись опыта и поработав с музыкантами топ-уровня, я воспринимаю тот релиз скорее как демки. 




СЕЙЧАС ЭЛИНЕ БЛИЖЕ ЭЛЕКТРОННАЯ МУЗЫКА

В Киеве я живу около года. Попав в клуб Closer, открыла для себя мир электронной музыки, была в восторге и не могла поверить, что все это время эта музыка проходила мимо меня. Купила себе бит-машину, хочу делать электронную музыку — хаус и техно. Ковыряться в секвенциях, перебирать кики. То, что не требует слов. Это естественный для меня переход, потому что с годами я стала менее многословной. 

Снимаю сейчас жилье с двумя диджеями, поэтому меня винил, вертаки и бит-машины буквально окружают. Моя подружка Аня, DJ Annyrock, посоветовала закинуть мой релиз саундпродюсеру Ване Клименко. Это ее друг детства, оба с Троещины. 




КАК ОНА ПОПАЛА В КОМАНДУ ALYONA ALYONA

Ванек написал: “Интересный музон, буду иметь тебя в виду”. Представляешь, не соврал! Алена меня тоже знала. Слушала релиз, слышала что-то от нашей рэперской тусовки, ей даже песня “Розмови”, говорит, всегда нравилась. 

Звонок от Ивана поступил в непростой момент. Я сидела без бабок, хотела идти продавать вафли в ТЦ “Гулливер”. Аня мне еще, помню, говорила: “Какие нахер вафли!” Я от безысходности даже подумывала о возвращении в Китай. Подумала, что если до ноября ничего не найду, то полечу туда, нагребу бабок, и вернусь снова пытаться что-то сделать с творчеством, от своей цели отказываться не собиралась. И где-то за неделю до дедлайна мне звонит Ванёк. Говорит: “А ты только сольно хочешь выступать или бэк-эмси не прочь поработать?” Я к тому моменту не видела клипов Alyona Alyona. Включаю “Голови” — и такая: “Ого, мать, ты что, вообще творишь?” Я не понимала, как мне все это читать. Я же про другое — Эрика Баду, соул, хопчик. Шла на первую репетицию, дико нервничая. После репетиции Алена подошла к Ване и тихонько сказала про нас: “Вот с этими двумя я работать не буду”. Мы как-то с диджеем Колей Xpert быстро законнектились, “о, пластинки, дай поскретчить”. А Алена на первой репитиции была сама скромность. Переломным моментом стал первый же концерт. Все прошло супер. Коля-то ладно, ему не в первый раз выступать, а у нас с Аленой глаза вот такие, мы нашуганные, дрожим, друг на друга смотрим. А на втором выступлении мы уже поняли, что между нами любовь. Мы обнимались на сцене, а когда у меня микрофон вырубился, читали вместе в один. Я умею работать в команде и не испытывала сложностей с тем, чтобы взять на себя функции бэк-эмси. Это же важная роль для общей картины, которую транслирует артист.



Мы так прикинули, что до меня на украинской сцене бэк-эмси, считай, и не было. Что, с Монатиком какой-то такой челик бегает по сцене? Или с Дорном? Не было же такого. Alina Pash вон взяла девочку, но она это сделала после нас, видимо, прикололась, как мы с Аленой прокачиваем вдвоем. К тому же под боком у меня есть такой крутой сочинитель как Алена. Когда я придумываю строчки, я сразу представляю себе ее образ, как бы она в том или ином месте навалила. Мы много времени вместе проводим и я ее действительно уважаю. Она меня чаще пытается задействовать в музыке. Вот недавно припев записали. Я ей давала начало строчки, она ее подхватывала, дальше я накидывала рифму, следом — она. И мы очень быстро его закончили. А когда я пишу сама, то мне прям не хватает Алены, которая бы советовала, куда дальше направиться. У нас выйдет совместная песня.




АЛЕНА ПОЙМАЛА ЗВЕЗДУ?

Ни разу не замечала, чтобы Алена ловила звезду. А ведь я ждала этого момента! Если она где-то перегибает, то это потому что она понимает свое влияние и выше ценит свое время. Вот недавно мы жили в гостишке, ей дали отдельный номер с джакузи. Мы такие: “Ого, у тебя джакузи! Я в нем никогда не была”. И вот проходит час, она мне звонит: “Слушай, ты говорила, что в джакузи хочешь посидеть. Я уже вылезла, ванна чистая, залетай ко мне”. Тупо бро! Какой человек со звездой может так сделать? Благодаря сельским корням она реально ценит все, что с ней происходит сейчас. Ее же родители все равно остались там, в Барышевке, и она регулярно там бывает. Она не ради звездности это делает, ей нравится музон делать, ее это качает.




В КЛИПЕ “ЗАВТРА” — РЕАЛЬНО SKEPTA

В концовке клипа “Завтра” реально появился Skepta. Это было на фестивале Pooh da. К нам подходит Ваня, говорит: “Там Skepta, отвечаю”. Ну а кто у нас самый инициативный человек в команде? К кому идут, если надо исполнить жесть? К Элине! А Алена музон Skepta просто обожает. Мы ждем-ждем, чтобы он мимо прошел. Я говорю: “Так, чуваки, я там покручусь, если он будет проходить или будет подходящий момент, то дерну его”. Алена распереживалась, пошла в туалет. Я пошутила, мол, ну да, пока Алена будет писать, Skepta мимо нас пройдет. И что ты думаешь? Алена идет писать и мимо нас Skepta идет. Он был с какой-то девочкой. Она ко мне подходит, спрашивает: “Есть зажигалка?” Я понимаю, что это мой шанс! Зажигалка у меня с собой. Я подлетаю к Skepta, рассказываю ему, кто мы, кидаю респекты ему за флоу. Ванек с ума сходит, мечется: “Где Алена? Где Алена?” Skepta спрашивает, как я здесь оказалась. И тут выходит Алена, офигевшая от того, какую видит картину. Я такая: “О, вон Алена идет, с которой я выступаю. Мамка украинского рэпа. Хочешь, покажу ее клип?” Он: “Давай!” Я дала ему свой айфон с наушниками, включила клипак. Видно было, что ему нравится, он прокачался, говорит: “That’s wassup!”. Алена стоит — глаза как пять копеек, крестится, не дышит, смотрит на него, как он смотрит на нее.  



Я бы хотела альбом сделать. Мы общались с Ваней на этот счет. Но вот сейчас у него Kalush запустился, потом будут еще проекты. То, что я никуда от него не уйду, это точно. Я ему максимально доверяю. Фит с Аленой? Конечно, это было бы круто. Снять пару клипов. При этом состояться как сольная артистка, вызывать такой же интерес публики, как Alyona Alyona, я совсем не стремлюсь. Я не вывезла бы этих бесконечных “Можно фото? Можно фото?” 

Забавный факт: после возвращения из Китая я немного поработала няней. Алена была воспитательницей, а я нянечкой, вот так нас работа с детками объединила.


Интервью: Андрей Недашковский