Быть артистом номер один и остаться человеком. Большое интервью с MONATIK

Когда на нашем портале выходит очередная новость о MONATIK , в комментариях можно увидеть что-то вроде:  “А причем здесь рэп?”. Мы же считаем, что, хоть этот артист и является олицетворением поп-культуры здорового человека, элементов хип-хопа в нем предостаточно. “Трушность” — основной из них. 

Сегодня MONATIK — самый популярный поп-артист Украины и это тот случай, когда приставка “поп” не звучит стыдно. Если этот артист создает инфоповод, то собирает «Олимпийский», если транслирует какой-то месседж, то это про добро и веру в себя, если сотрудничает, то с мировыми брендами-глыбами (Макдональдс, Бакарди, Кока Кола, Мастеркард), а если залетает на телепроект (пример — шоу «Голос»), то не отбывает номер, а занимается делом фундаментально и ответственно. 

Всего вышеперечисленного он успел достичь уже в «возрасте Христа» (сегодня ему исполняется 34). Что будет дальше спрашивать глупо, а вот как мыслит этот человек, что он чувствует, чем увлекается и действительно ли он настолько честен и позитивен, как кажется, — это и была цель моего интервью.

Мы встретились недалеко от студии Димы, вручили друг другу в подарок комиксы (оба любим эту культуру) и начали разговор.

Комиксы, поп-арт, Энди Уорхол, Майкл Джексон


А давай с комиксов и начнем. Как мужчина за 30, вопреки общественным убеждениям, интересуется этой темой? Потому что в Украине считают, что это история для детей.

Ну как это? Это же произведение искусства. Там работает очень много иллюстраторов, — безумно талантливых людей. Я считаю, что Рой Лихтенштейн сделал карьеру реально великого поп-арт художника, благодаря, именно таки комикс-истории. 

В этом нужно уметь разглядеть кропотливый труд. Это развивает фантазию. Это интересно смотреть. 

Когда ты открыл для себя любовь к этому жанру?

Мне было 12-13 лет. Бабушка постоянно ездила в Польшу на заработки, я часто ездил с ней, и каждый раз мы покупали по комиксу. У меня были такие эксклюзивные издания как, например, «Бэтмен против Хищника», правда, на польском языке. Я приносил их в школу, и мы с одноклассниками разглядывали эти картинки, ничего не понимали и сами выдумывали, о чем они общаются. 

Поляков среди вас не было?

Ну да. Мы не понимали по-польски, но картинки сами диктовали какую-то историю. Мы позже начали рисовать свои комиксы, куча тетрадок была исписана. 

В один момент нас стало четверо иллюстраторов — Рома Тындык, Вадим Вайчук, Вова Овчаренко, ну и я. У нас была своя такая общая тетрадь. Мы ее передавали, кто-то рисовал первый квадрат, задавал историю, кто-то продолжал. И вот так, по квадрату вырисовывался целый сюжет. Это было безумно круто. 

У нас в школе тоже тетрадка такая была, только мы туда в рифму матюкали друг друга. Видишь, из нас рэперы выросли, а из тебя хороший артист. Вот что нужно было делать, оказывается…

[Смеется] Нужно было матюки писать в комиксных облачках. 

Мы не додумались. Скажи, как успевается следить за этой культурой сейчас? 

Сейчас я больше увлечен современными художниками, нежели иллюстраторами комиксов. Мне, например, очень нравится культура art toy, хотя я считаю, что это неотделимый от комиксов жанр — они составляют единый пласт. 

Чем это тебя цепляет?

Когда невозможные детские фантазии в итоге показывают, что своим любимым делом можно заработать очень-очень хорошие деньги, но при этом получать душевное эстетическое удовольствие и дарить его другим. Как художник Kaws (Один из самых востребованных сегодня поп-арт художников — примечание rap.ua). Уверен, ты его знаешь.

Он начинал свой путь очень интересно. Что цепляет всегда в художнике, в артисте, в любой личности — это его легенда. У него в Нью-Йорке были ключи от ситилайтов с рекламами Донны Каран, Diesel, Calvin Klein. И он их на ночь открывал, забирал с собой плакат, дорисовывал свое видение и вставлял обратно. 

И вместо того, чтобы посчитать это вандализмом, владельцы этих брендов начали охотиться на него, чтобы с ним работать. В итоге он создал обложку к альбому Kanye West «808s & Heartbreak», а сегодня делает очень крутые art toys, которые выходят в лимитированных коллекциях. У меня есть несколько экземпляров. Я этим безумно горжусь. 

Он, кстати, сегодня на аукционах, что меня больше всего в нем восторгает, при жизни перегнал по ценам Энди Уорхола. Представляете, какое это достижение?

А как ты относишься к Энди Уорхолу?

Очень положительно. Я считаю,что он очень многое перевернул в мире художников, создателей. Показал, как из искусства можно сделать популярный продукт. 

Плюс мне очень импонирует, что он был открыт, понятно,что там не только картины, а еще студия, где они все создавали, Эди Сэджвик — его муза, которая снималась в его же короткометражках, его фотосессиях… Он был такой широко мыслящий, творческий человек. 

Его коллаборация с Jean-Michel Basquiat в середине 80-х… Она, кстати, провалилась тогда, но у меня была возможность посмотреть некоторые работы, кажется, на выставке в Стокгольме, и мне очень понравилось. От этих работ прямо веет интересным креативом.

Чем больше о нем читал, тем больше казалось, что он был не самым приятным человеком. 

Не самым приятным? Ну, вполне возможно. Мы этого никогда не узнаем. Верить ли рассказам чужих людей, которые говорят, что знают, но на самом деле, это их субъективное отношение? Я думаю, нельзя из этого выстраивать картину.

Интервью, всякие медийные темы тоже часто могут исказить личность. После того, как ты пообщаешься, все получается с точностью до наоборот. 

Остается судить об Энди Уорхоле по его делам. А дела эти крутые. 

Ты смотрел «Покидая Неверленд”?

Да, смотрел.

А я вот себя не заставил. Я примерно половину содержания знаю из интернета и рассказов друзей, но из любви к Святому Майклу не хочу. Понимаю, что снято все убедительно.

Да, достаточно убедительно. После фильма такой осадок невероятный остается, потому что… Ну а вдруг, это правда?

Я уверен, что я не единственный человек, который реально восторгается Майклом и сегодня. Это один из лучших перформансов, идеология, музыка с Куинси Джонсом, ритм, темп, эта подача. И когда его демонизируют, это, конечно, оставляет очень горький эмоциональный отпечаток.

Я решил для себя так: Майкл Джексон был показан нам тогда так, как был показан. Никто не копался в его грязном белье, не открывал какие-то личные темы. Показывали только музыку и танцы. И мы этим восторгались. 

И пусть музыка остается музыкой, именно той, которая дарит массу эмоции, те моменты, когда хочется танцевать. Какие темы он поднимал в песнях серьезные. Но конечно, если то, что говорят, — правда, она ужасная.

Сейчас артист не отделим от образа. Его поступки, дела, все отслеживается. Интернет все помнит. Какой формат лучше?

И в том, и в том есть минусы и плюсы. Сегодня можно преподнести свою музыку быстрее. Ты не зависишь так сильно от радио и телевидения. И мне кажется, что хорошая музыка, сделанная с душой, благодаря интернету не будет обделена вниманием. Она разойдется, а потом радио и телевидение сами подхватят. 

В то же время интернет заставляет артистов держать себя в тонусе, нести правильный пример, что тоже неплохо. 

Наверное, нет такого момента расслабления, как раньше. Допустим, той же Кейт Мосс многие проделки прощались. А сегодня, мне кажется, ее бы ждала такая травля-травля. 

Получается, что Кобейн и Хендрикс, если брать музыку, и Буковски, если брать литературу, сегодня не могли бы существовать? 

Они были бы, потому что они изначально с внутренним гением, но они были не такими, как мы их помним.

А сам материал был бы другой?

Материал был бы 100% другой. Та музыка соответствует тому времени, тому духу и той мере публичной распущенности, которая была тогда позволена артистам. 

Сейчас у нас же поколение публичных людей. Сейчас каждый публичный. Просто есть знаменитости, есть люди, которые ими либо станут, либо нет, но публичен каждый. 

Здесь не только артисту нужно следить за своим языком и действиями. А еще лучше просто жить правильно и стараться получать удовольствие от жизни. Самым простым путем — создавая что-то красивое — без скандалов и прочего.





“Каждый имеет право выбирать”

Есть мнение, что в современном шоу-бизнесе стагнация. Мало новых имен. Кто-то жалуется на обилие национального колорита, на ту же победу Go-A в Нацотборе “Евровидения”…

Мне сложно судить коллег. Потому что я знаю, что такое делать музыку. Это совсем нелегко — классно написать, сделать крутой продакшн, детали, реализация.

Музыка — то, что мы можем всегда: а) выбрать, б) переключить, поставить на паузу или совсем не включать. Музыки очень много и это круто. Круто, что есть фольклор сегодняшний, круто, что есть хип-хоп. Мы ничего никому не доказываем. Каждый имеет право выбирать. Никто никому ничего не навязывает.

Есть ли у тебя исполнители, у которых ты услышал какуе-то песню и думаешь: «Ну какае-то хрень». А потом видишь цифры и понимаешь, что это очень популярно сейчас и задаешь себе вопрос: «Почему так?» 

Я думаю, что очень много вкусовых качеств у людей. И музыку, которая может показаться тебе супер-отстойной, многие посчитают очень симпатичной. 

Но если кому-то это не нравится, — это тоже здорово. Даже самое вкусное блюдо не может нравится всем. 

Будут говорит: «Это вкусно», «Это так классно», «Ну попробуй», а ты взял — попробовал и вообще не понимаешь, в чем дело. Но ты вправе сказать: «Ребята, ваше блюдо отстой». Разве не так?

А, если ты пробуешь блюдо и понимаешь, что оно вредное, что человек может отравиться этим блюдом, не хочется как-то на это повлиять?

Если ты сам отравился этим блюдом, то конечно, нужно сказать.

Я как родитель двоих мальчиков ловлю себя на мысли, что не хочу, чтоб они слышали некоторых исполнителей. 

Но если я им это скажу, им еще больше захочется. Помнишь, эти старые кассеты  групп Красная плесень и Сектор Газа. Мы же все где-то ныкались компаниями, слушали музыку, “Вау, они матерятся в песнях!”. 

Со временем люди сами должны сделать выводы, потому что лучшая книга — это жизнь, она учит.

Для нас Сектор Газа и Красная Плесень были скорее ящиком Пандоры, а сегодня, если открыть любой топ песен, большинство артистов там декларируют слишком гедонистические вещи. 

Ну, это же не людям нужно говорить: “Не слушайте, не делайте, это неправильно”. Тут сами артисты должны понять, что они все-таки имеют какое-то влияние, особенно на молодых. Вот и все. 

Пока ты сам молодой артист, если у тебя так на душе, если ты так чувствуешь, что поделать?




“Моим”

У тебя есть трек «Моим», в котором хип-хопа и трушности больше, чем во многих исполнителях. Ты впервые исполнил его на премии Yuna. Я помню сидел на кухне, включил его и расплакался. Настолько попало! Заходит девушка, я плачу за столом — трезвый, — а на мониторе Monatik. Она думала, что я повредился в рассудке. 

Когда у тебя будут дети, я думаю, что ты переслушаешь еще раз этот стихотворный монолог, и я думаю, ты его еще по-другому воспримешь.

Расскажи об этом номере — ты боролся с организаторами за него?

Нет, у нас очень хорошие сформировались отношения с Павлом Шилько (генеральный продюсер премии, — прим. rap.ua), когда я ранее номинировался. Было много всего, а тут я пришел к нему, включил «Моим», и он сказал: «Это обязательно нужно сделать». 

Я тогда почувствовал такую тревогу, как не чувствовал никогда. Я привык петь, создавать другие эмоции. А тут — выйти, вставить руки в карманы, только потому что дрожат ноги… Дрожат от того, что там четыре с половиной минуты монолога сплошного, одно слово забыл — и все посыпалось, еще и телесъемка. Благо, все получилось.

Я просто тогда представлял, что моим детям 30 лет и они включают это. И дай бог — вместе со мной, одной компанией.

Как твои слушатели восприняли трек? Он же не очень похож на то, что ты обычно делаешь.

Помню потрясающее выступление в Риге — мы завершаем концерт, уходим со сцены, а люди кричат: «Мо-им! Мо-им!”, представляешь?

Мы привыкли слышать: «На бис», «Монатик», “Кружит”, все что угодно. Тогда даже ее аккордов никто из музыкантов не знал. 

Я показал быстро нашему пианисту аккорды, и мы сделали, и люди прям наизусть проговаривали фразами. Это было просто до слез. Я не думал, что это стихотворение станет таким.

Это показатель того, что созидательная смысловая музыка все-таки имеет место быть?

Сто процентов! Я искренне считаю, что в музыке есть совершенно разные эмоции, потому что мы все разные люди. Я сегодня хочу признаться в любви к женщине и танцевать от этого, а завтра у меня настроение более глубокое, философское и самокопательное. Почему мне это не показывать и почему этим не поделиться?

Хочется, чтобы артисты были разнообразными. Понятно, со своим стилем, но разные. Пример — James Brown «This Is A Man’s World» и James Brown «Sex Machine». Один человек — а насколько разные восприятия. 





“Лучше команды, чем семья быть не может”


Вернемся к шоу-бизнесу. Он работает по своим законам. Скандалы, лицемерие, конкуренция. Такое впечатление, что это проходит мимо тебя. Не к чему до***ься. В чем секрет?

Ну я не могу сказать какой-то определенный рецепт. Во-первых, стараться оставаться собой. Во-вторых, абсолютно ко всем относиться с пониманием. И главное помнить, что в шоу-бизнесе люди такие же, как и в любой другой профессии. Каждый же окружает себя теми эмоциями, которые у него в голове. 

Я, например, считаю что шоу-бизнес сегодня и шоу-бизнес тогда, когда я приехал в Киев — это два абсолютно разных шоу-бизнеса. Люди стали ближе, более открытыми, особенно молодое поколение.

А еще я в самом начале, когда работал в подтанцовке, очень много повидал артистов. Я видел супер-задранные носы и не мог понять, как люди себя могут вот так вот вести по отношению к другим. Тогда я пообещал себе, что не дай бог, когда-нибудь что-то подобное произойдет со мной. 

Существует ли кто-то на нашей сцене, кого ты называешь конкурентом, например Дорн?

Нет, воспринимаю его как коллегу. И, кстати, я считаю, что он первый , кто действительно показал, что музыку можно делать от души. Он этим многим открыл глаза. 

Я Ивану говорил лично, что он сделал очень крутое дело для музыкантов в свое время. Какая конкуренция? Нужно наоборот объединяться. Мне бы так хотелось, чтобы наши артисты побольше объединялись, больше фитов, квартетов каких-то неожиданных. 

Давай вернемся к твоей хорошести. Какие у Димы Монатика есть недостатки, о которых он мог бы сказать? 

Слабая сила воли. Мы с тобой только что выкурили несколько сигарет и я считаю, что это есть недостаток. Это вообще очень плохо курить. Но я надеюсь, что все-таки придет время и я морально приду к тому, что «Стоп. Стоять. Хватит». Пока не получается. 

Курение — и все? Маловато… 

У супруги надо спросить [смеется]. Мне очень сложно говорить как о своих хороших качествах, так и плохих. 

Как работается с супругой?

Да я не работаю с ней, я живу. Я не могу это идентифицировать, потому что это наш лайфстайл. Мы любим друг друга, мы любим то, что делаем, и оно в симбиозе чувствуется потрясающе. Лучше команды, чем семья, быть не может. 

Говорят, что с близкими людьми работать сложно…

Это предрассудки. Посмотри на итальянские семьи. У них же папа, мама, все в одном ключе. Рестораны семейные, все вот это. 

И даже, если не во всем вы сходитесь, это прекрасно, потому что можете поспорить, и в итоге найти какуе-то классную, среднюю истину, которая приведет к чему-то третьему.

Как обстоят твои продюсерские начинания?

Не хочу пока пустословить. Я делаю кое-какие шаги в этом направлении и, надеюсь, уже скоро что-то будет. Я не хочу ставить себе каких-то целей, просто есть люди, которым хочется помочь. Люди, в которых я верю. Сейчас мне кажется, что я дорос до того, чтоб что-то подсказать и как-то помочь. Эти люди живут музыкой и очень вдохновляют меня.





“Искренне желаю людям быть настолько занятыми, чтоб не хватало времени писать комментарии”


Ты как-то говорил, что 31 год — это мало.

Сегодня я могу сказать, что 33 — тоже не так много. 

Согласен полностью, но для многих 18-летних мы же уже глубокие старики.

Я так не считаю.

Им нужно поехать на концерт к Мику Джагеру. Они подумают по-другому. Он перевернул мою жизнь, мое понимание всего происходящего.

Я про пропасть между 18-летними и 30-летними. Кажется, что сегодня она больше чем раньше. 

Помню, у меня был сосед, и ему было 25, а мне тогда было 15. Я постоянно возвращался домой со школы, а он с пацанами тусил в подъезде. Я знал, что ему 25 и я думал: «Боже, какой он взрослый. Что я буду делать в 25 лет? Это же просто невероятно”. 

Я постоянно вспоминаю эту ситуацию, мысли тогда и мысли сейчас… Я понимаю, каким он молодым себя тогда чувствовал, и как я ошибался, будучи просто подростком.

Ты боишься стать неактуальным?

Чему быть, того не миновать. Пока что мы те музыканты, которые следят за современной музыкой максимально, особенно английской. 

Сегодня нам прикольно слушать песни, которые на слуху, и понимать, откуда они просто в ноль сняты. Кто-то завез винилы, а композиторы послушали и создали “шедевры”.

Плюс в музыке, как и в моде, все смешалось — не понятно сегодня клеш актуален, широкие штаны или какие-то узкачи. Каждый носит, что хочет. В музыке то же самое. Я считаю то, что ты проецируешь, и то, что нравится тебе и твоей команде создателей, это и есть актуально сегодня.

Ты есть в Тик-Токе?

Вот недавно зарегистрировался.

Он меня как-то не подсаживает. Не могу словить его вайб.

Он дает прибавку к просмотрам, но, когда я смотрю, как артисты старше 40 начинают там выплясывать, это очень странно выглядит.

Почему? Это весело, это поднимает настроение. Тут же важно, чтоб другие от этого получали какую-то эмоцию. Видишь, у тебя эмоция такая, а кто-то скажет: «Боже, как хорошо. Я тоже так делаю». 

Я к Тик-Току отношусь постольку-поскольку. Я вот инстаграмщик — это да, мне нравится. Это вот моя сеть. Она добрая, в ней нет негативной информации.

Правда?!

У меня нет.

Потому что ты позитивный и хороший?

Или потому, что я избегаю всех этих тем.

А как тебе фейсбук? Я удалил свою страницу, например…

У меня уже несколько раз рука дрогнула это сделать. Я там вообще не активен. Могу зайти раз в месяц. Честно сказать, ничего полезного я оттуда не вынес. 

Как относишься к негативным комментариям?

Вообще спокойно. Каждый высказывает свое мнение. Если критика конструктивная, интересно написана, с наблюдением, с примерами, то даже прислушаюсь. Я это очень уважаю. 

А если это в двух-трех словах словах, то как к этому относиться? Значит, у людей хватает времени на это. Значит им скучно. Значит не нашли себя. 

Я желаю, конечно же, чтобы у вас не было времени писать какой-то негатив, человеку, которого лично не знаешь. Искренне желаю найти свое любимое дело и быть настолько занятым, чтоб даже не хватало времени написать комментарий.




“Жизнь — очень важный учитель. просто нужно внимательно наблюдать” 

Мне говорили, что ты не покупаешь песни, а все тексты пишешь сам.

Это правда. Я принципиально стоял на позиции, что артист должен петь только то, что он написал. Потому что это то, что он переживает. То, что он производит от себя, от души. 

Со временем я услышал, что все-таки есть талантливые авторы, которые заслуживают внимания. Например, Alyona Alyona. Мне нравится, как она делает. Скажу честно, что у нее я приобрел две песни сейчас. 

Есть еще Настя из группы Бамбинтон (Настя Лиса, — прим. rap.ua). Считаю ее эксклюзивным автором. Некоторые песни я тоже у нее приобрел. 

Это не значит, что я буду выходить и исполнять песню, но, есть люди, в которых я верю и которые песню смогли бы сделать очень честно и, которые пока сами не пишут. 

Вообще, сонграйтер — тяжелый труд. Я всегда открыт к новым именам и сотрудничеству, отслушиваю все, что мне присылают. Сам знаю, как это, — свою песню от души оторвать, но понимаю, что если они попадут в хорошие руки и будут жить хорошей жизнью, значит, не так все горько. 

Я тоже был автором, который нуждался в продаже песен. Это то, что тогда кормило.

Ты рассказывал, что в начале было тяжело, были долги, съемная квартира…

Все это было. Это потрясающее приключение. 

Есть какой-то конкретный момент, когда ты сидел и думал: “Все”?

Уезжая из города в Киев, я настолько морально настроился на все что угодно, что от всего, что происходило вокруг меня, самых сложных каких-то моментов я кайфовал. Я просто старался их зафиксировать и делать выводы, чтоб стать сильнее.

Ты же как Гарри Поттер вдохновляешь многих людей. Ты — «мальчик, у которого получилось». Что было до того как ты «стал сильным»?

Ну смотри, ночевка в танцевальных залах, неимение места жительства — это все ничто, по сравнению с тем, когда ты написал песню, выпустил ее в интернет, а она не работает. Ее не берут ни на одно радио, это вообще никому не интересно. 

Но ты в это все искренне веришь и делаешь вторую. Происходит то же самое. Ты делаешь третью, происходит то же самое. И вот это — самые сложные моральные моменты, когда ты либо говоришь: «Ну, все, пойду работать на госслужбу». Или куда-то, где больше всего не хотелось бы быть. 

Как из этого выходить?

Люди рядом — это очень важно. Я благодарен супруге. Она очень умеет вдохновить. Вообще вера женщины в мужчину творит чудеса. Когда у тебя опускаются руки, она говорит: «Блин! Ну это ведь офигенные песни. Мне же нравятся», и говорит это настолько честно, что ты думаешь: “Не может нас двое ошибаться. Ок, давай еще раз”. 

И в один момент это чудо происходит. Не с первой, может быть, с какой-то шестой-седьмой попытки. И это восхитительно. И после этого, даже когда не каждая песня понятна, твой слушатель уже принимает то, что ты даришь, и пытается понять, что ты хотел сказать. Это очень важно. 

Такая схема не всегда работает. Артист может делать что-то плохо, и если ему говорить: “Ты молодец”…

Я считаю, что нужно говорить правду. Есть два вида мечты. Правильная — та, которая сбывается. И неправильная. 

Если ты действительно не вокалист, у тебя нет этих задатков, которые могут тронуть за душу, это не значит, что нужно им становиться. Или ты хотел быть юристом, но тебе эти законы не идут — ты в этом не качественный. 

Нужно найти то, в чем ты действительно со временем можешь стать лучше. И тут не нужно врать. Но если ты искренне понимаешь, что делаешь круто, просто это пока не набрало скорости определенной, тогда поддержка обязательно нужна.

Ты часто говоришь о вере в себя и саморазвитии. Прокомментируй пожалуйста фразу «Человек не меняется».

Ну за год, может, и нет. За десять — да. Я считаю, что это очень узкое высказывание. Что значит “не меняется”? Этого просто не может быть. Типа если он был скупым, он будет скупым всю жизнь, если он изменил жене, то будет изменять постоянно? Это говорит о человеке, не делающем выводы, который не хочет учиться на своих ошибках. 

Плюс сейчас такой огромный поток информации, все крутится вокруг. Может, если бы это были 80-е, так можно было бы более уверенно сказать. 

Мне кажется, что даже давая интервью сегодня, прочитав его через 5 лет, я уже со многими выражениями могу быть не согласен. Жизнь — важный учитель. Просто нужно внимательно наблюдать. 







“Мне было бы стыдно, если бы я не пил Кока-Колу”

Расскажи, как устроен твой быт. Можно на примере одного дня. Ты вот проснулся, что дальше?

Сегодня, например, впервые за несколько лет, поехал на общее обследование у докторов. Потом поехал на студию, поработал над музыкой. Потом поехал на интервью на «Люкс FM». Потом встретился с тобой.

То есть, у тебя все происходит стихийно, нет какой-то там системы?

Мне кажется, что каждый артист не может выстроить системно свой день. Завтра у тебя может быть озвучка мультика — это круто, послезавтра съемка для какого-то промо, например, Adidas или Coca Cola. Понятное дело, что, если есть малейшее время, то до 8 вечера, я стараюсь потратить это время на студийную работу.

Ты пишешь песни только на студии?

Мне так удобней. В дороге создавать круто, но делать музыку на коленках в ноуте — не совсем мое. Я люблю, когда вот спокойно, тишина. Да, плюс, когда ты с коллегами-музыкантами, она создается куда веселее, в общении, игра в пас в поиске — это всегда интересно.

Расскажи о своем сотрудничестве с Бакарди. Понимаешь причину вопроса? 

Ну да-да, то что это алкогольный бренд… Тут нужно понимать одну простую вещь, что шоу-бизнес так вот устроен — где есть шоу, там есть и бизнес. 

На самом деле, для артиста это большое достижение — сотрудничать с мировым и состоявшемся именитым брендом. Плюс, сотрудничеством с Бакарди я ничего не пропагандирую. Я не держу алкоголь в руках, я его не выпиваю никогда.

Это было твоим условием?

Конечно. Я просто напоминаю о том, что этот бренд есть. Если у вас вечеринка, предполагающая алкоголь, обратите внимание на него. 

Ну и слоган «Живи, как танцуешь» очень подходит мне. Я когда на первой встрече его услышал, у меня сразу целый поток мыслей по возник. Я такие знаки воспринимаю положительно всегда. 

Давай я на секунду превращусь в сноба-моралиста и закричу: “Это же вредно!”

Можно во всем найти вред. Я себя чувствую в этом плане очень спокойно. По сравнению даже с зарубежными артистами, которые вообще не стесняются открытой пропаганды всего что угодно, я так не делаю. 

То есть тебе не стыдно и ты спокоен?

Мне не стыдно, если бы я не пил эту “Кока-Колу”, не заехал вчера в “Макдональдз” и не взял бы там что-то — это было бы другое дело. 

Я знаю, что это вредно, но иногда можно себе позволить классический винтажный продукт, который давно состоялся.

Я уверен, что любой артист скажет, что сотрудничество с брендами Coca Cola, McDonalds — это круто плюс это дает некую свободу в творчестве. 




“Я написал хип-хоп альбом. Надеюсь его никто не услышит”


Ну что, давай за рэп теперь!

Е-е-йо! Я, кстати, был серьезным хип-хопером в детстве!

Обожаю винтажный саунд. Один из любимейших альбомов всех времен и народов — это Fugees «The Score». Лучшее, что создавалось. Я его, кстати, недавно слушал, и он до сих пор потрясающий. 

У меня в комнате было три плаката — Lauryn Hill, Wu-Tang, Fugees и Nas, но именно Fugees прям перевернули сознание.


У тебя был в детстве этот вот хип-хоп период?

Да! Широкие штаны, граффити, брейкданс. Снэпбек как у Фреда Дарста, неудачные фристайлы. У нас в Луцке была команда DLF squad, которая просвещала нас во всем. 


Не было соблазна каноничного рэпа раздать?

Пройтись по хип-хопчику? Вы бы послушали мой хип-хоп альбом, написанный в 16 лет… Как у всех тогда, он был записан в Hip-Hop Ejay. Я надеюсь, что его никто никогда не услышит.


Думаю, что сегодня у тебя бы получилось.

Рэпчик? Возможно, но все равно — я больше за мелодичную структуру. Допустим, один из любимых хип-хоп альбомов сегодня — это Stormzy «Heavy Is The Head». Просто поразительный! 

Насколько винтажное звучание и он просто строит свой рисунок и речитатив по-своему. Там есть новые фишки, но он все равно очень сильно ссылается на олдскул. Вот это вот круто, вот такой хип-хопчик я люблю.


Кого еще из рэперов зарубежных можешь выделить?

Doja Cat мне чем-то нравится. Я услышал ее «Bitch, Imma Boss», начал смотреть лайвы и оказалось, что она не только про хип-хоп, там много намешано всего. 

Еще понятно, что Tyler, the Creator. «Igor» — очень крутая работа. 

Еще открытие для меня — Dave, который на «Brit Awards» взял награду «Лучший рэпер».

Ты же был там лично, расскажи.

Меня на партнерских основаниях пригласили Mastercard — одни из главных организаторов мероприятия. Ощутить, так сказать, воочию. Это была юбилейная 40-я премия и было очень круто. 

Кстати, если сравнивать с нами, то премии М1 Music Awards и YUNA еще не было и десяти, но мы развиваемся очень серьезно в плане шоу, учитывая насколько тут все сложней. Из того, что что больше всего поразило — это лайв Stormzy. 


До премии Rap Ua Awards еще далеко. поэтому предлагаю составить шортлист с тобой.

Ок


Лучший русскоязычный проект.

Сразу Грибы приходят в голову, но сейчас их нет. Зато есть Grebz и Youra — их назову. 


Лучший украиноязычный проект?

Alyona Alyona. Пусть я буду супер-банален, но это в моем понимании так. Еще Alina Pash. Она делает потрясающие вещи. Смелая, со своим стильком и флоу. Ее сто процентов нужно упомянуть. Я определенно не знаю кого-то из андерграунда, потому что не настолько глубоко погружен, но уверен, что эти люди есть. 


Лучший клип

Мне сейчас нравятся видеоработы Джамалы с Аленой. Нравится работа Youra “Praktika”, но она в прошлом году была. Отметил бы его клип “Net”. Что-то есть в нем — он вынес мне мозг, а это важно для клипа. 


Лучший фрешмен

Kalush. И опять-таки, то, что Алена открывает новых ребят, это всегда интересно.


Лучший саунд продюсер

Ваня Клименко. Я не знаю что он последнее создавал, но он крутой. Плюс Teejay можно добавить, очень классно делает. 


Как думаешь, почему мало у кого из украинских рэперов получилось добиться успеха сегодня?

Я уверен: мало у кого получилось, но много у кого получится. Мне кажется, ребятам нужно поверить, что эта музыка есть намного больше, чем на самом деле.


Интервью: Михаил Правильный