Афіша

Приєднуйтесь до нас!

Новини
14 декабря 2017, 11:15

«Если я буду голой, то надо быть классной голой тёлкой»: интервью с Яной Соуле

Недавно у киевской певицы Яны Соуле вышел отличный альбом, спродюсированный Сыром. Чем не повод для обстоятельного разговора за чашкой какао? Говорили конечно, о музыке, съёмках без одежды, сексе, комплексах, работе в Китае и многом другом, но больше всего – о Сыре. 

Расскажи, пожалуйста, о себе для тех наших читателей, кто тебя не знает. 

Я Яна Соуле. Почему рэп? Я же не читаю рэп.

Я знаю. Порой почитывала…

Когда-то да. Когда мы еще с Ваньком работали (Ванёк Клименко – основатель лейбла Rookodill’a – ред.). Тогда мы думали, каким именно должен быть мой образ и ему очень хотелось сделать девочку, читающую хип-хоп. Вообще мне тоже тогда очень нравился хип-хоп. Тем более тогда я для себя открыла Jill Scott, была очень большой её фанаткой. Я и сейчас её большая поклонница, но, скажем так, смотрю на это всё через другую призму. Сейчас я себя не отношу к определённому стилю, просто делаем музло и всё. На самом деле это всё очень зависит от битмейкера. В этом плане Сыр очень чувствует меня. Не было такого, чтобы: «Ой, чувак, давай сделаем хип-хоп». Просто мы слушали то, что нас вдохновляет, и пытались спроецировать всё это в музон. Изначально я пришла к нему с предложением сделать ЕР и мы начали сотрудничать вдвоём. 

Это когда было?

Это было чуть более года назад. У меня возникла идея сделать релиз, основанный на реальных историях людей. Я хотела сделать такое себе небольшое исследование. Тогда я ходила на «Секс простір» – это движуха, на которой выступают психологи и различные доктора. Всё это крутилось вокруг темы сексуальности, изучения себя в этих сферах. 

В твоём профиле на facebook написано, что ты там работала.

Да, можно так сказать. Я увидела в facebook, что есть такая штука и, как оказалось, одним из создателей этого всего была девочка, с которой мы вместе учились в школе. Я написала ей о том, что хочу сделать подобное в Киеве, но, как оказалось, до меня к ней с такой идеей уже обратились и уже начали организовывать это всё в Киеве. Этим же организаторам я написала, что мне очень интересно поучавствовать, понять, что это такое. Очень всем этим загорелась. Мне интересна была эта тематика и мне хотелось понять, почему люди этим не интересуются.  

Там проводятся практические занятия? 

Нет. На самом деле, когда я это всё рассказываю, все очень скептически воспринимают. 

Звучит, как будто там проводятся оргии.

Нет, это лекции, там люди сидят одетые! (смеётся). На этих лекциях они слушают профессионалов, людей с дипломами, гинекологов, например. Там не только трах, всё намного обширнее.

И это мероприятие стало толчком…

Да, оно безусловно стало толчком для ЕР. Я познакомилась с людьми, которые на тему сексуальности смотрят совершенно под другим углом. Например, я познакомилась с людьми, которые практикуют свободные отношения: встречаются друг с другом, любят друг друга, но при этом они спят с другими людьми. Для меня это было непонятно. То есть в теории я это всё понимаю, но на практике: что они чувствуют, как они к этому пришли – это же вообще непросто, мягко говоря. При этом они оказались такими счастливыми и полноценными. У них не было каких-то бытовых споров между собой.

Вот мы и подошли к твоей песне о сексе втроём.

Вообще, это была вторая песня. Первая песня была «В недотемноте». Я пришла к Сыру, предложила сделать ЕР, который будет полностью на сексуальные темы, но это будет не просто пустословная лабудень, которую я из головы вытащила, а это будет основано на опыте реальных людей, и, возможно, я даже хотела, чтобы между песнями были кусочки их реплик. Потом, когда мы написали «В недотемноте», когда написали «Трио», я поняла, что делать прям целый ЕР – неинтересно. Всё-таки я поняла, что мне, как девочке, хочется писать о любви, о чувствах. Хотя, например, в песне «Трио» о чувствах даже больше, чем о самом физическом процессе. 

Получается, что два главных сингла ЕР – как раз о сексе.

Да. Так получилось, мы это сделали не специально. Дело в том, что, когда мы начали снимать клип на «Трио», мы параллельно дописывали трек «Где тебя не было». До этого мы сняли неудачный клип «Брови», мы потратили кучу денег и кучу времени…

Он не будет выпущен?

Нет, он получился совершенно не таким, как мы планировали. Мы с командой немного не поняли друг друга. Ну ничего, это был хороший опыт, на самом деле. Конечно, таких ошибок мы больше повторять не будем.

Про «Брови»: я вот не понял, как мужские брови могут сводить с ума?

Во-первых, мне кажется, что брови на лице играют очень большую роль. Просто вот попробуй закрыть руками брови и посмотреть в зеркало – это же будет… некрасиво. 

Тоже самое можно сказать про нос, например.

Возможно, да. Но, каждая песня здесь основана на моём опыте и впечатлениях, поэтому песня брови – про определённые брови и про определённого человека. 

Я так понимаю, у песни «Брови» две версии. В первой было слово «зашибись», а во второй «заебись». Почему ты вдруг решила ругаться?

Вообще изначально было «заебись». Понимаешь, изначально этот ЕР не хотелось пытаться написать литературным языком. Хотелось петь так, как я разговариваю в жизни. В жизни я иногда матерюсь, иногда даже слишком часто, хот я и стараюсь это контролировать. Так вот, когда с человеком заебись – это никак по-другому не скажешь. С зашибись – это более мягкая версия, на случай, если какая-нибудь радиостанция решит взять этот трек. 

Решила?

Пока нет. Вообще, сложно сейчас в Украине двигаться с русскоязычной музыкой. Надо на украинском писать.

Планируешь?

Да, наверное. Не хочу ничего загадывать. Вообще, хотелось бы. Просто он у меня такой корявый, что я лучше на английском напишу, чем на украинском. Но чисто ради своего интереса – хотелось бы. Возможно, я возьму кого-нибудь в помощь. Украинский язык намного мелодичнее, чем русский. Возможно, я даже пойду на курсы украинского, я планирую это уже несколько месяцев. Я хочу исполнить свою детскую мечту и озвучить мультик, для этого мне нужно хорошо владеть языком. 

Итак, ты сказала, что чуть более года назад ты пришла к Cыру. Получается, в среднем у вас уходило чуть более двух месяцев на одну песню. Как у вас проходит творческий процесс?

Честно скажу, Сыр не очень хорошо принял идею с «сексуальным» альбомом. Потому что, как мне говорили несколько человек, в жизни я создаю впечатление «девочки с соседнего двора» – всё, что угодно но только не секс. А тут я пришла с такими идеями, мыслями, на взводе, с желанием писать подобное. Поэтому с самого начала он скептически к этому отнёсся. Но когда он понял, что я на полном серьёзе действительно этого хочу – мы начали делать. Причём процесс написания первых двух песен был очень интимным. То есть даже для того, чтобы я написала слова, Сыр выходил в другую комнату, чтобы я осталась одна. 

Ты так быстро пишешь?

В основном я пишу за два часа. Если я не написала за два часа, то потом это может длиться очень долгий промежуток времени. Так вот, чтобы я достигла этого состояния, можно сказать «возбуждения», чтобы я полностью погрузилась в эту музыку – я оставалась одна. Мне кажется, что это очень классный опыт. Потому что когда ты с человеком вдвоём – ты не можешь полностью абстрагироваться.

Недавно у тебя произошёл период «ребрендинга». С чем это было связано?

Мы работали с Ваней Клименко и с Сыром – это был первый наш альбом. Потом наши пути с Ваней разошлись и я осталась одна.

А почему ваши пути разошлись?

Ваня от меня ожидал чего-то, чего я не выполняла, я ожидала от Вани чего-то. В какой-то момент наши мировоззрения начали меняться, вот и всё. Мы очень мирно разошлись – до сих пор общаемся и работаем, всё окей, но с точки зрения творчества я понимала, что мне хочется чего-то большего, а Ване хотелось чего-то большего без меня. Это всё произошло само собой. Потом какое-то время мне было очень сложно самой что-либо делать, потому что я ленивая, не знала, с чего начать, не знала, какой стиль музыки я хочу: в музыкальной школе я пою джаз, тут мне нравится рэпчик и я хочу научиться битбоксу, тут мой молодой человек слушает рок и мне тоже нравились определённые песни – этот постоянный поиск я считала преградой. Потом, в один момент, на меня эта волна нашла, и я пришла к Сыру с предложением начинать что-то делать. 

То есть ребрендинг, в принципе, произошёл в плане звучания.

В плане звучания и меня тоже. Понимаешь, какая штука: ты знаешь, что такое human design?

Нет.

Сыр говорит, что это бред собачий (смеётся), а мне так понравилось! Расскажу своими словами: ты проходишь тесты, на основе которых тебе выпадает твоя сакральная карта. В этой карте есть четыре типа людей: генератор, манифестор, манифестирующий генератор, рефлектор и кто-то еще… Вообще, такие штуки нужно воспринимать либо действенными на тебя, либо нет. Я увидела, что я рефлектор. По этой системе рефлекторов всего 1% населения. Это такой человек, который отображает всё то, что вокруг него происходит. То есть я очень сильно зависима от других людей и очень поддаюсь влиянию. Всё это я говорю к тому, что приняла такой расклад и буду пытаться тянуться к людям, которые меня вдохновляют. Все эти изменения, которые произошли – они не только в музыке, а и в жизни. У меня поменялся круг общения, я поехала в Китай, где по контракту работала три месяца в клубе вокалисткой в различных шоу-программах и так далее. Это были три самых весёлых месяца в моей жизни.

Расскажи об этом.

Я рассталась с парнем и буквально за две недели решилась ехать в Китай. Я никогда раньше так не делала. 

Что ты там исполняла? 

Beyonce, Rihanna, Lady Gaga… Около пятнадцати часов был перелёт, мы приехали, я захожу в этот клуб, там все курят, куча тараканов – такой трэш! Я села, схватилась за голову и подумала – куда я нахрен приехала? Но мне хватило три дня, чтобы влиться во всю эту атмосферу и получать удовольствие от каждого шоу. Отдельная история со сценическими костюмами: я всегда выступала в широких футболках, кроссовках, почти не накрашена, такая вся тру-тру, и тут я приезжаю в Китай и мне надо надевать всё то, что одевают Полякова или Лобода. Это был классный опыт, потому что ты по-другому себя чувствуешь на сцене. 

Ты еще поедешь туда?

Не поеду, потому что это больше тема для заработка, совершенно бесперспективная в плане какой-то карьеры или амбиций. Там только можно зарабатывать деньги и тусить. Мне уже 26 лет, я выпустила второй альбом и мне хочется, чтобы это когда-нибудь, что-нибудь принесло. Если я сейчас поеду в Китай, буду просто тусить и выступать на всяких шоу, то вряд ли я чего-то в жизни добьюсь.

Обычно если кто-нибудь делает ребрендинг, меняется название. Почему твой псевдоним не поменялся?

Мне он нравится. Его придумали мы с Ваней Клименко. Сыру он не нравится, он всё время мне говорил, что его нужно поменять. 

Были другие варианты?

Нет, не было. Может, поэтому и не поменяли, потому что не было альтернативных вариантов. Несмотря на то, что я сейчас не соул делаю, Яна Соуле – близкий мне псевдоним. Я уже с ним срослась, не хотелось бы его менять.

Как ты попала в AREOLA?

У нас не было денег на клип, мы хотели сделать какой-то инфоповод и написали в AREOLA и договорились про фотосессию.

Как эта цепочка выстроилась?

Смотри, просто сфотографироваться на фоне какой-то стены –  это всё скучно. Надо было что-то делать интересное и то, что привлекло бы внимание. Почему бы и нет? Тем более это подвигло меня на всякие крутые штуки, например, пойти на спортивный интенсив. Я подумала: «Блин, если я буду голой, то надо быть классной голой тёлкой, а не просто голой тёлкой».

Ты понимаешь, что я эту фразу вставлю в заголовок? 

Без проблем! Я месяц сидела на супер-правильном питании, каждый день ходила в зал, тренировалась, сильно себя дисциплинировала, что для меня очень нелегко, так как я очень люблю покушать. И покушать всё очень вредное, от чего жир появляется. А тут: мне нужно на ужин есть зелёные овощи… и всё. Я очень рада, что всё это пережила, я довольна результатом.

Где вы снимали?

Вообще это нельзя рассказывать. Об этом нас попросили работники этого места. Мы снимали ночью, нас туда пустили, мы были на птичьих правах…

Почему именно там?

Фотограф предлагала нам несколько вариантов, в которых она видит фотосессию, и эта идея понравилась нам больше остальных. После чего мы начали искать место под эту идею и так получилось, что мой знакомый как раз, в нужном нам месте работает и он нам помог, за что ему огромное спасибо. Из всего, что мы показали, фотосессией я довольна больше всего. Даже включая клипы и всё остальное.

Правильно ли я понимаю, что за время промо альбома ты дважды полностью разделась?

Да. Первые полчаса на фотосессии мне было пиздец как страшно. Потому что был огромный зал, была я, фотограф, помощник фотографа – парень, которого я впервые в жизни видела, была Влада – девушка Сыра, и еще пару человек. В общем – голая я и еще шесть человек посторонних. Я лежала голая на этих сидениях, тряслась и думала: «Господи, что я делаю?». Я подходила к Владе и говорила: «Скажи, что всё хорошо, скажи, что мы всё правильно делаем!». Больше всего я переживала за то, красиво ли я буду выглядеть на фотографиях.

Но ты же месяц ела зелёные овощи.

Да, ну и что? Знаешь ли, недостатков можно найти кучу, даже если два месяца есть зелёные овощи. Да и страшно было просто: красиво это или нет, нужно это или не нужно. Внутренние зажатости просто… Но прошло полчаса, и я уже увлеклась процессом, мне всё понравилось, я начала получать удовольствие и вообще, очень горжусь этим своим шагом. Сейчас у меня об этом всём мнение кардинально поменялось, я считаю, что в этом ничего нет странного или постыдного. Все должны раздеваться, пусть все раздеваются! 

Я читал, что вы много раз прописывали стратегию. С кем вы это делали?

Стратегию мы прописывали втроём, у нас была такая команда: я, Сыр и Влада. Мы садились, открывали винцо и писали стратегию. Это выглядит так, Влада сидит с блокнотом, и мы думаем: сколько у нас есть денег или сколько нам нужно заработать денег, на какую песню мы будем снимать клип. По деньгам этот ЕР у нас на равных правах с Сыром и Владой. То есть мы вкладывали 50/50 свои средства.

Они, как бы, продюсеры?

Да. Они – полноценная часть команды. Они вкладывали свои деньги и время, клип сняли они. Сыр сидел и делал монтаж, Влада пост-продакшн, был только один парень из нашей команды, который помогал нам со светом и операторской работой. 

Я правильно понимаю, что клип, который сделали Сыр и Влада, получился дешевле, и лучше, чем тот, за который вы отвалили много денег профессионалам?

Абсолютно верно. Это нас сподвигло на мысль, что мы можем сделать это хорошей традицией и таким образом снимать все клипы. Тем более у Влады сейчас есть классная камера, которая подходит для этих вещей, а Сыр очень круто монтирует. 

Я так понимаю, что съемки были очень тяжелыми?

Могу сказать, что да. Вообще все наши клипы были тяжелыми. Но этот, в связи с тем, что у меня свежие воспоминания – да, это длилось два дня. Мы всё снимали на кухне у Сыра. Я везла на такси свет, всё оборудование перетаскивала, Юля, жена Саши Таба из «Сальто Назад», очень классный декоратор, она нам помогала. 

Почему тебя в клипе так быстро раздели?

Быстро? Ну, это случайно получилось (смеётся). 

Что символизирует чёрное вещество в клипе? 

Знаешь, есть несколько вариантов ответа: скорее, наверное, грязные мысли и сомнения. Потому что если мы говорим о сексе втроём, то для многих это грязно, пошло и некрасиво. Я понимаю этих людей, и я понимаю, почему они так думают. У меня и у самой мысли такие были. Но в тоже время в этом есть что-то манящее, что ли. Если во что-то окунаться – то полностью, если что-то делать – то до конца. Видимо, в связи с этим эта грязь меня до конца и окутала. 

Что это было, кстати?

Крахмал, вода и пищевой краситель. Влада варила эту жижу два дня (смеётся). Выглядит это достаточно неприятно. Но самое жесткое то, что под ней холодно. Когда меня начали обмазывать, несмотря на то, что свет там на меня был направлен, мне было чертовски холодно и в конце первого дня мы не смогли закончить сїемки из-за того, что меня трясло и мы не смогли сделать кадр. Он был смазан из-за того, что меня постоянно трусило. Чертовски не комфортно. Тем более, эта жижа во все места залезает, и потом нужно ходить её по четыре раза в день отмывать. 

Про стратегию: вы открываете вино, считаете сколько у вас денег, и…

И думаем, что мы будем с этими средствами делать. Понимаешь, никто из нас троих никогда не занимался раскруткой артиста. Тем более сейчас, когда эра ведения страничек в facebook и Instagram, и без этого никуда. Поэтому нам нужно было понять, что делать. Вот мы умеем писать музон, написали мы песню, что с этой песней делать? Отправить на радио? Мы отправляли, нам из тридцати радиостанций не ответила ни одна. Нет, одна ответила, сказали: «Очень прикольно, но сделайте ремикс на эту песню, и мы будем её крутить». Помимо рассылки на радиостанции в стратегии было: продумать, сколько нам нужно денег на раскрутку, найти SMM-щика, найти PR-щика, спросить, сколько они за это хотят денег, разослать ЕР и клип по изданиям. Вот, кстати, это единственное, что принесло какие-то плоды. Мы всем рассылали и нас многие крупные издания поддержали, хотя мы не знали там никого лично.

Знаю, что ты высылала альбом Дорну. Что из этого вышло? 

Изначально я страшный фанат Дорна. Сейчас, конечно, он ранил моё сердце, и я усомнилась в его вкусовых качествах…

Почему?

Потому что он нас не взял (смеётся). Но все равно я его уважаю как человека, я прощаю его, может быть, я даже дам ему второй шанс… третий, точнее. Я сначала дала ему через одного знакомого послушать, потом через второго и он не заценил ни в первый, ни во второй раз и сказал, что это на что-то похоже. Ну, вообще всё на что-то похоже, а во-вторых: он просто плохо расслушал. Ему нужно было купить наш материал на iTunes, сесть в метро, взять качественные наушники, и прослушать ЕР. Тогда бы он понял, что это качественно, лично я это так поняла.

Ты отправляла альбом ещё кому-то? 

Отправляла Тарнопольскому, где мне сказали отправить альбом Дорну (смеётся). Вообще, у нас и отправлять-то особо некому. Дорн был у меня первый на уме, потому что когда я увидела, что он делает «Мастерскую», то поняла, что хочу с ним работать. 

Слушай, мне кажется ты недовольна тем, что у вас в итоге получилось. Не материалом, а выхлопом.

Конечно, недовольна. Выхлопа-то нет. И его нет только потому, что у нас не оказалось вовремя денег на раскрутку этого альбома.

А если бы они были, во что конкретно ты бы их вложила?

Я бы вложила в раскрутку клипа, чтобы он подержался в топах на YouTube, заплатила бы изданиям, на которые, к примеру, мы не попали, но которые имеют большую целевую аудиторию. 

Насколько я понимаю, самое большое издание, на которое можно попасть за деньги, запостило вас бесплатно?

Да, это правда. Но при этом, судя по просмотрам клипа – это чуть ли не худший результат у нас. Но я все равно довольна. Я понимаю, что это рост, это только второй альбом…

Вы хоть что-нибудь заработали?

Насколько я знаю, нет.

Настала пора поговорить о продаже песен. Кому ты их продавала?

Ну, например, я написала песню…блин, мне так смешно, потому что многие мои коллеги, которые тоже пишут на продажу, очень этого стесняются. А я вообще не стесняюсь, мне кажется, что это прикольно – зарабатывать деньги музыкой, при этом быть гибкой в этом плане, уметь писать всё, от шансона до техно. Я писала песни для Натальи Подольской, Алины Гросу…

Какие-то песни, написанные тобой, становились суперхитами?

Да, одна. О ней я не могу рассказать.

Было ли такое, что ты жалела о продаже какой-то песни?

Нет, не было. Хотя моя мама постоянно говорит: «Господи, какая хорошая песня. Ну почему ты её продала?». Я к этому так отношусь… Это моя отдушина, я же тоже «попсовичка» в душе. 

Песни на продажу – твой основной источник дохода сейчас?

Да, основной. Раньше я работала в кафе, пела каверы… Мне не очень нравится этим заниматься, к тому же это приносит меньше денег. 

Сегодня я загуглил твой псевдоним и на первой странице Google попал на сайт poptop.fm, на котором написано, что твой гонорар за выступление от 50 до 3000$.

Ого, да? Я даже не знала. Когда-то очень давно я выставляла свою страницу на этот сайт и, наверное, нужно её оттуда убрать. Вообще не знаю, зачем я её туда поставила, ни одного звонка оттуда не было. 

Расскажи о концертах. С новой программой ты выступала дважды: один раз в Киеве, другой в Москве.

Сразу могу сказать, что в Москве всё прошло намного лучше, несмотря на то, что я там была одна, без музыкантов. А в Киеве был бэнд, было лайвовое звучание, но люди вообще не так реагировали. Судя по всему, в Москве пришла моя целевая аудитория, которая конкретно шла послушать такую музыку. 

А кто твоя целевая аудитория?

Ребята, которые слушают что-то типа Луны, наверное, Грибов. Мне кажется те, кто читают The-Flow. Я до сих пор её ищу, не могу сказать, что определила её на 100%. Мне хочется верить, что это такие же люди, как я примерно моего возраста, которые слушают чуть больше, чем показывает телевизор. 

Почему в Киеве принимали не так?

Там все курили кальян, хавали, мне кажется, это было первостепенная их задача на тот вечер. Хлопали только три моих друга, и всё (смеётся). 

Что ты сейчас слушаешь?

Раз уже, наверное, сто я послушала новый трек Нёрда с Рианной, послушала Сэма Смита, но не впечатлило. 

Сегодня открыл твой soundcloud – увидел твой плейлист под названием «Что нравится», и там только две песни, обе – группы «её». Кто из соотечественников тебе ещё нравится?

Мне очень нравится то, что делаютСыр и happy kid. Люблю «попсовых» ребят, Монатика уважаю очень. Кстати, мой парень и его друг просили передать, что они страшные фанаты«На Відміну Від». Из рэперов, наверное, всё очень стандартно: Скриптонита слушаю периодически, на Оксимирона думаю пойти. Ну, всё-таки, в основном западная музыка. 

У тебя был первый альбом, произошёл ребрендинг – вышел второй альбом, есть какое-то чувство неудовлетворенности. Я так понимаю, что в третьем альбоме что-то можно будет услышать другое?

Конечно. Но, что именно – вообще пока не знаю. Сейчас я учусь писать биты. Сыр всё установил на мой компьютер и показал все основы, и я последние недели сижу дома и учусь писать музон. Я хочу, чтобы следующий альбом хотя бы частично был написан мной в музыкальной составляющей. Знаешь, когда ты остаёшься наедине с собой и у тебя будто бы чистый лист бумаги – делай на нём, что хочешь. Тогда ты полностью напишешь именно то, что хочешь написать. Тогда не надо спрашивать, модно ли это сейчас? Ты не зависишь ни от кого, просто пишешь, что хочешь. Когда я начала делать так, то поняла, что меня тянет к соулу, тянет к R’n’B и хочется попробовать себя в этом направлении. Я же всё-таки Соуле, надо оправдать свой псевдоним, наконец-то. 

Андрей Freel Шалимов

Опубликовано 14 декабря, 11:15

Відео
Новини
Новини
Новини